Я хочу, и я могу

для начала публикации

Сергей Вуколов – художник, скульптор, идеолог. Участвовал в нескольких арт-проектах, творит в пространстве Худкомбината.

Какие вопросы тебе задавать, даже не знаю, Сергей… Хотя нет, вру. В последнее время часто думаю над одним наболевшим вопросом. Зачем тебе нужна эта дурацкая профессия – художник?..

Почему она дурацкая? Она очень хорошая.

Ну, согласись, это безденежье постоянное, в большинстве случаев, чтобы прийти к какому-то признанию, нужно до черта лет и так далее и тому подобное…

Все это бла, бла, бла. Работать охранником, продавцов, быть никем и оставить после себя ничто? И зарабатывать себе хоть что-то на прожиточный минимум?.. Это не вариант.

12063971_1668558306716365_1582782752_n

Тебя к этому выбору что подвигло? Осознание, что ты – уникален? Желание что-то изменить?

Нет, все проще. Я в школе стал рисовать в тетрадках. И так я понял, что надо что-то делать. Потом ходил в кружок авиамоделизма, где мне поставили руки в то место, откуда они должны расти. Так как у меня папа – моряк, брат – моряк, мужиков в доме вечно нет, а ребенка воспитывать надо… И в кружке учился работать со стамесками, со станками. И там впервые я увидел аэрограф.

И влюбился в него, наверное.

Да, скорее всего. Он был советский, страшный, но он был аэрограф. Когда увидел способ нанесения красок, это было как открытие четвертого измерения. Не кисточка, не карандаш, но наносится очень красиво. И эффекты можно прекрасные делать. И я понял, что нужно что-то пробовать. Один день рождения, другой, и я купил себе первый аэрограф, первый компрессор. Компрессор до сих пор работает, что очень радует.

12071375_1668558290049700_1621719875_n

А потом и в интернете изучил, что такое сварка и возникло желание что-то делать. И багаж знаний, умений, опыта становился все больше и больше. В производстве это одни возможности, а в творчестве – другие, более широкие, которые дают возможность сделать что-то прочное, качественное. А вот насколько красиво, это уже зависит от художественных навыков. Пять лет, проведенные в Грековке, дали огромный художественный опыт, кучу навыков, с головой хватает, чтобы дальше его развивать уже по своему усмотрению.

Семья не была против твоего выбора? 

Я сначала поступил в Политех, там проучился полгода на эколога. Рисовал одногруппникам за зачеты шаржики. И понял, что экология – это не мое. Сказал: «мама, мне это не нравится», и на удивление родители отреагировали очень правильно. Забрал документы, полгода походил на подготовительные курсы в Грековку, и поступил туда.

12067953_1668558616716334_1905640059_n

Я знаю, у тебя глобальные планы по изменению культуры в городе. Как успехи на сегодняшний день?

Медленно. Очень медленно все продвигается. У меня есть эскизы по изменению образа города, и я хочу их реализовать.

Ты рассказывал о преображении города, помнишь, о проекте в Зоопарке?.. Продвигается тема?

Пока у меня ремонт дома продвигается. И это тоже все очень медленно происходит.

Проекты были давно задуманы, и я увидел возможности их реализовать. Но пока я только их вижу. К сожалению, времени на то, чтобы их создать, катастрофически не хватает.

Что тебя вдохновляет? Или кто? Из современных художников, возможно?

Интернет, в целом. Есть такой дядя, Пьер Матер, он особенно талантлив. Он просто гуру того направления, которому я симпатизирую. Вообще, хватает талантов среди художников. Хотя есть и очень много в современном искусстве откровенной фигни.

12080801_1668558630049666_1283142894_n

Однако, опираясь на достойных художников, глядя на их работы, хочется не спародировать, не скопировать… придумай это слово.

Эээ… Когда берешь интервью в таких странных условиях, очень раздражают шумовые эффекты и мозг перестает работать.

Это потому что у тебя нет своего офиса.

Да есть у меня офис, на Чайной фабрике. Просто в последнее время я что-то редко там бываю…

Знаю, что ты хочешь создать свое объединение молодых художников. Есть люди, которых ты хочешь привлечь?

Есть люди, но они еще не знают об этом. Я вижу, что есть художники, с которыми можно добиться определенных результатов и с которыми не будет неприятно делить мастерскую. Но о моих планах мало кто знает.

Как бы ты охарактеризовал то направление, которым ты занимаешься? Стим-панк?

Что касается стим-панка, у меня есть только несколько работ, выполненные в этой стилистике. А скульптуры Бабочка или Стул – это не новая техника, не открытие, но отнести это к стим-панку нельзя. Эта техника комфортна тем, что относительно с минимальными затратами можно достигнуть максимального эффекта. Одно дело, когда металл для работ закупаешь на металлобазе, но другое дело, когда металл остается после какого-то производства. На этом можно сэкономить, мелочь, но приятно. Надежность конструкции довольна значительна. Стул, который весит пять с половиной килограмм, выдерживает в районе трехсот килограмм.

12092162_1668558300049699_509982711_n

У тебя не возникает проблем с властями из-за твоей лавочки, которую ты установил на бульваре Жванецкого?

Если бы я там стоял постоянно, то может и узнал бы об этом. Наверное, городские власти даже не знают, что она там стоит.

Обращались к тебе какие-то журналисты по поводу этого проекта?

Возможно, это мое упущение, что я не кричу – «снимите меня,  великолепного, сделайте обо мне репортажик». Только с Думской корреспондент сделал репортаж небольшой в интернет ресурсе, и все. Ну и «Вечерняя Одесса» сделала небольшую заметку. А так, чтобы на каком-то телеканале освещалось, так нет. Я же не могу бить себя пяткой в грудь, вот это сделал я, посмотрите.

Это не ты должен бить себя пяткой в грудь, это журналисты должны выполнять свою работу.

Наверное, я еще не сделал чего-то классного, чтобы это освещалось.

Ты потратил силы, энергию, деньги на то, чтобы эта скамья там стояла. Мне кажется, это должно освещаться, чтобы побуждать людей к такому же действию.

Если получится сделать следующий проект, то там я о себе заявлю. На примере этой лавочки – она находится в не сильно проходимом месте. А проект, который я хочу реализовать в ближайшее время, он крупногабаритный. И там место очень проходимое. Хочу поставить его в десяти метрах от проезжей части, на улице Добровольского.

Как ты вообще оцениваешь ситуацию в современном искусстве, как в Одессе, так и в Украине? Что-то двигается или у нас, или?..

Не слежу за этим, я не в тренде, не в тенденциях.

Не ходишь по выставкам?

Нет. Даже когда меня спрашивают «ты знаешь, кто такой Кандинский?», я отвечаю – «нет, не знаю». «Фу, ты ж художник, ты ж в Грековке учился…». А я вот не знаю… Может быть стыдно должно быть. Да, стыдно. Но не возникает желания резко копнуть учебники и почитать, кто же такой Кандинский.

Мне интересно современное искусство. Увидел что-нибудь, оценил по достоинству, подумал, что могу привнести в свое творчество из увиденного в интернете.

Тебе не кажется, для того, чтобы окультурить какой-либо город или страну, художникам нужно объединяться в какие-то структуры творческие, которые бы более активно решали эту задачу?

На Худкомбинате изначально была задумка создать что-то похожее. До Худкомбината был первый опыт создания проекта «Музей. Внутри и снаружи» при участии музея Блещунова и Экспериментального центра современного искусства «Чайная фабрика». Тогда нужно было реализовывать арт-объекты в городской среде. И я увидел во время этого проекта то, что хочу создать. Когда работают незнакомые в общем-то люди, но преследуют общую цель – реализовать совместный проект, сделать свои арт-объекты качественно. Получилось его продвинуть и все остались довольны. По выходу проекта его увидели, услышали, сделали какие-то передачи. Классно было, то, что нужно.

Идей много, художников достаточно, надеюсь, все будет хорошо.

12080755_1668558620049667_1899534841_n

Есть у тебя мечта?

Да. Зарабатывать много денег, ни от кого не зависеть, и реализовывать свои проекты так, как я вижу. Я хочу, и я могу.

 

Беседу вела Анна Литман

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *