НЕАКТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Ю. Закордонец, "Парагway 312,03°", холст, акрил, кофе, 130х130 см, 2014 г.

Украинский художник Юрий Закордонец. Окончил Одесский медицинский институт. Учился на худграфе Одесского педагогического института.

 С 1980 года принимал участие в проектах и выставках живописи, графики, ДПИ и дизайна как художник, автор, куратор, координатор. С 1989 года – член Творческого объединения художников Одессы (ТОХ). С 1991 года – председатель ТОХ и директор галереи Artbridge Советско-Британской Творческой Ассоциации (СБТА). С 1993 года – зам. председателя Ассоциации “Новое искусство”. Персональные выставки проходили в Одессе, Риге, Таллине, Чикаго. Работы находятся в музеях, галереях и частных коллекциях Украины, Азии, Америки и Европы.

Для многих одесситов, кто помнит историю бурных 80-х и начала 90-х годов, имя Юрия Закордонца достаточно хорошо известно. Работы, выполненные на коже, выделяют автора из всех остальных одесских художников. 

Ю. закордонец, "Окрыленный авгур", холст, акрил, кофе, 90x180 см, 2016 г.

Ю. Закордонец, “Окрыленный авгур”, холст, акрил, кофе, 90×180 см, 2016 г.

Как рассказывает Юрий: «Время было плодотворное, перестроечное, и не занимать­ся современным искусством было просто невозможно.

Поначалу всё происходило стихийно и неформально: было очень интересно с точки зрения культурной жизни и самого про­цесса развития художественной среды.

Акции в Пале-Рояле помнят все. Многие достойные художники города считали себя сопричастными Творческому объединению художников (в широком смысле).

Но после, как организация получила юридический статус, в нее влились, что называется, посторонние, а уж те, кто по праву мог бы быть гордостью, остались за бортом.

Ю. Закордонец, "Адити", кожа, 79,5x47,5 см, 1992 г.

Ю. Закордонец, “Адити”, кожа, 79,5×47,5 см, 1992 г.

К 1989г. ТОХ потихоньку изДОХ, или, по крайней мере, таким выглядел. И ничего кроме рутины и смешных продаж не происходило. Но даже в таком потухшем состоянии иногда возникали, какие-то шевеления. Однажды я пригласил Владимира Криштопенко поделиться впечатлениями о поездке в США. Очень изысканный, яркий и красочный рассказ вызвал у всех бурю положительных эмоций и, прямо таки, чуть ли не мечтаний показать своё творчество за океаном. И вот, вскоре после этого, в один такой «себе» прекрасный момент, появился никому неизвестный арт-авантюрист и стал собирать работы в Америку на выставку с дальнейшей продажей. Художников, приглашенных в галерею на Маразлиевской, где отбирались работы, было не мало. На волне желания выставляться за рубежом ТОХ резко пополнил свои ряды.

Ю. Закордонец, "48 котов и 4 вазы", холст, акрил, 180х200 см, 2015 г.

Ю. Закордонец, “48 котов и 4 вазы”, холст, акрил, 180х200 см, 2015 г.

В тот период в ТОХе «керувал» Михаил Чайка, бывалый мореман и, по сути, отличный дядька, но, к искусству отношение имел лишь то, что был женат на художнице Вере Чайке, хранительнице слабо мерцающего тоховского очага.

Все его потуги сводилось к мелочным финансовым разборкам, к распределению дивидендов и так далее, а грандиозные планы и проекты отошли на дальний план. Возмущение масс нарастало. Основой спора было желание одних превратить ТОХ в сувенирную лавку и, как альтернатива, стремление других – заниматься современным искусством. Пришло время решать: Высокое Искусство или дешевые распродажи. Назревал взрыв изнутри, громкий скандал, выходящий за пределы организации. Практически все так и произошло – собрания художников скорее походили на жаркие баталии, на которых присутствовали и журналисты, и депутаты,  и, и …

Ю. Закордонец, "Золушка. 25 лет спустя, 154 см, 93 кг, 41 год", холст, акрил, кофе, 90x180 см, 2016 г.

Ю. Закордонец, “Золушка. 25 лет спустя, 154 см, 93 кг, 41 год”, холст, акрил, кофе, 90×180 см, 2016 г.

Искусство победило. Пленных не брали, тем не менее, никто не пострадал.

В ТОХе остались только соратники. Куратором выставок Творческого объединения стала Маргарита Жаркова – настоящая Муза Одес­сы, меня избрали председателем.

Жизнь закипела: мы про­водили много выставок и проектов в Одес­се и за рубежом.

ТОХ был открыт для совместной работы талантливым художни­кам, такими как Сергей Лыков, Василий Рябчен­ко, Александр Ройтбурд, Сергей Ануфриев, Павел Пепперштейн, Михаил Рева, Игорь Гусев, Стас Подлипский, Дмитрий Дульфан,  Дмитрий Нужин, Игорь Камин­ник и многим-многим  другим, с которыми были прове­дены выставки «Новый сезон», «Продолжение традиций», «Aqua vita»,  «Пассажирский узел», «САД», «Art SKY», «Поселение», «PROECTICA» и др.»
Мы принима­ли участие в международных ярмарках «АРТ-МИФ-2» и «AРТ-МИФ-93», проводившихся в мо­сковском «Манеже», в кинофести­вале «Золотой Дюк» и «КРОК».

Ю. Закордонец, "Пасьянс", холст, масло, 49,5x69,5 см, 1986 г.

Ю. Закордонец, “Пасьянс”, холст, масло, 49,5×69,5 см, 1986 г.

На данном этапе у автора много творческих задач, которые касаются его реализации как художника.

Юрий Закордонец поделился с нами своими мыслями о взаимосвязи художника и коллекционера, о том, как саморазвитие влияет на общее развитие культуры социума и о много другом.

 – Каким образом вы пришли в Творческое объединение художников?

– В ТОХ меня пригласила Вера Чайка, художница, милая женщина.

– Какой у вас был самый хулиганский проект, в котором сочетались бы и экспозиция, и перформанс, например?

«Новый сезон». В одесском музее западного и восточного искусства. В 1992-м. Участвовало очень много художников. Тогда впервые на территории постсоветского пространства был проведен перформанс в музейном пространстве. Художники появлялись из символического шатра, показывали буквы, из которых получались слова… и, снова в него исчезали … Мы катали костяные бильярдные шары по полу, по залу бегала моя маленькая собачка, и с лаем хватала их зубами. Это нужно было видеть, на самом деле. Все крайне культурно, никто сильно не «хулиганил».

Ю. Закордонец, "Коррида. новые правила", холст, акрил, кофе, 90x180 см, 2016 г.

Ю. Закордонец, “Коррида. новые правила”, холст, акрил, кофе, 90×180 см, 2016 г.

Как фонд Сороса пришел в Одессу?

ТОХ, как одна из самых активных творческих организаций Украины был приглашен в Харьков на международный семинар конференцию (по проблемам нонпрофитных организаций). Представители Международного Фонда Джорджа Сороса «Возрождение», возглавлявшие это мероприятие, предложили мне заняться Центром современного искусства в Одессе. В то время я был председателем ТОХ, зам. председателя Ассоциации “Новое искусство”, директором Artbridge Gallery Советско-Британской Творческой Ассоциации (СБТА), разумеется, я отказался.

Однако, как известно, свято место пусто не бывает.…

О ЦСИ Фонда Сороса в Одессе подробнее могут поведать Михаил Рашковецкий и Александр Ройтбурд.

Ю. Закордонец, "Симуляция сна", холст, акрил, 130х130 см, 2014 г.

Ю. Закордонец, “Симуляция сна”, холст, акрил, 130х130 см, 2014 г.

– Причисляете ли вы себя к трансавангардистам?

Все, что у меня, когда-либо писалось, рисовалось, делалось – живопись, графика, ДПИ, – можно отнести не только к трансавангарду. Были работы абстрактные, сюрреалистические, символические, трансавангардные, с элементами психоделии и даже агрессии.

Как-то Пикассо говоря о Боге, который создал так много всего разного, и о художнике, выразил мысль, что и у того и другого нет, или не должно быть одного стиля, главное – придерживаться новых идей.

Ю. Закордонец, "Влюбленный авгур", холст, акрил, кофе, 70х180 см, 2014 г.

Ю. Закордонец, “Влюбленный авгур”, холст, акрил, кофе, 70х180 см, 2014 г.

Возможно, современное искусство, со временем, будут называть как-то иначе, просто, сотворенным в 20-21 веке. А дотошно-мифологизированные «ля-ля», – удел искусствоведов, критиков и т.д.

Разумеется, можно успешно совмещать все что угодно: и говорить-говорить, толком ничего не делая, и преподавать, и самому что-то создавать или ломать (традиции, на пример).

Ю. Заокордонец, "Из серии Зооморфизмы", . холст, акрил, 100х150 см, 2012 г.

Ю. Заокордонец, “Из серии Зооморфизмы”, . холст, акрил, 100х150 см, 2012 г.

– Когда у вас были первые выставки? Как вам работалось во времена советской власти?

Первая, в которой я участвовал, проходила в выставочном зале Худфонда на 4-ой Фонтана в 80-м, если не ошибаюсь… Попал на нее как работник фонда, так как на каникулах пошел туда учеником столяра, чтоб можно было сделать для своих работ подрамники и рамки. Половину дня по договору помогал бесплатно, а потом, ну, понятно.…

Первая персоналка (живопись) в 1981г. в Одессе. В Доме Актера.

Первая (ДПИ), в 1984г. в Марселе. Выставка декоративно-прикладного искусства одесских художников.

Параллельно с живописью и графикой, работал с железным и черным деревом, с костью, кожей, металлом. Только с керамикой никогда не работал, хотя всегда очень хотелось. Муфельную печь, которая у меня была, подарил Диме Нужину.

Первая (графика), в 1985г. в Таллине (персоналка).

Первая (кожа), в 1989г. в Одессе (персоналка).

Первая (камерная), в 1998-2001г. в Одессе (отдельная тема).

Ю.Закордонец, "Караоке". холст, акрил. 90,5x60 см, 2012 г.

Ю.Закордонец, “Караоке”. холст, акрил. 90,5×60 см, 2012 г.

Однажды, еще при союзе, была интересная ситуация, во время отбора на какую-то выставку, одна художница из худсовета, увидев мою работу, чуть ли не забилась в конвульсиях от неприятия. Тогда ко мне подошла Евгения Ганичева, обняла меня за плечи и сказала: «Теперь будем дружить, потому что эти люди нас не понимают». Ей было уже лет семьдесят. Она еще в советские времена, чуть ли не с 50-х годов, проводила у себя квартирные выставки. Как минимум, раз в год, 9-го мая, всегда выставляя большой кабинетный портрет Сталина, зарисованный ею с тонкой иронией.

Ю. Закордонец, "Натюрморт с кружкой", холст, акрил, 80х60 см, 2014 г.

Ю. Закордонец, “Натюрморт с кружкой”, холст, акрил, 80х60 см, 2014 г.

Существует мнение, что одесситы в свое время завоевали Москву. Поделитесь, как это происходило?

Большая заслуга в этом концептуалистов Леонида Войцехова, Сергея Ануфриева,  Юрия Лейдермана, Ларисы Звездочетовой, Игоря Чацкина, групп «Перцы» и «Мартынчики» и др. Это была одесская волна 1980-90 годов.

В 92-93 годах, ТОХ, совместно с мастерской индивидуальной режиссуры (МИР), международным центром театрального движения (МЦТД), Параллельным кино, Санкт-Петербургским Маленьким Балетом, НПО «Энергия», SCAN, мэриями Москвы и Иерусалима проводил самый большой на постсовке проект «Поселение», в который плавно вписывались несколько подпроектов, по сути самостоятельных и его составляющих.

Я был координатором этого проекта и, в основном все крутилось в Москве, но через ТОХ, через Одессу. На одном из московских телеканалов у нас был свой получасовый эфир в prime-time для продвижения проекта. Москвичи, мягко говоря, были шокированы происходящим.

Фемида. 2014. Холст, акрил. 150х100 см

Ю.Закордонец, “Фемида”, холст, акрил,150х100 см, 2014 г.

– В каком направлении на сегодняшний день развивается современное искусство?

– Искусство, как и сама жизнь, никогда не стоит на месте. Бывают моменты стагнации и ухода куда-нибудь в сторону разочарования, усталости или регресса, но всегда что-то, да и происходит.

Многое в современном искусстве фальсифицировано так называемой актуальностью. Кто вообще навязал этот штамп, что искусство должно быть актуальным?!.

На самом деле происходят психопуляции, чистой воды ангажированность и излишняя политизация во всем, и якобы все это необходимо всем и так крайне важно. Вспоминается, как еще при советах на выставку прошла картинка только по названию: «Теплоход Ленин у родного причала». Кому это было нужно?! Ну, а как же можно было такое… не пропустить?! Естественно, имя автора не помню.

Искусство должно быть чистым, ради искусства, для тех, кто готов и понимает этот (!) язык, кто способен слышать, видеть, чувствовать.

Утверждение, что искусство должно быть для всех, еще хуже, так как нивелирует его, превращая в попсу. Конечно, и она может быть в чем-то примитивно качественной. Некоторые до сих пор возводят Битлз в ранг абсолюта, «балдеют», считая их музыку шедевральной. Как говорится: «на жлобу дня и, пипл хавает!», что, по сути, тоже штамп.

Ю. Закордонеуц, "Ночной полёт", холст, акрил, 60x80 см, 2014 г.

Ю. Закордонеуц, “Ночной полёт”, холст, акрил, 60×80 см, 2014 г.

Фактически, многие, будучи попсовиками своего времени, после становились неоспоримыми авторитетами, типа, время показало и расставило все по местам!

И так тоже может и развивается искусство, и сейчас и прежде, и еще в тысячах направлений. Хаотично, продуманно, иррационально, непредсказуемо, самоуничтожительно и очень-очень таинственно.

ИСКУССТВО – есть ЕСТЕССТВО! А маленькие огрехи, вселяют душу! И происходит чудо: от незатейливой геометрии прямых линий до чувственной мистики шестьдесят девятых лунных суток.

Мы не можем знать, к чему все может привести и есть ли предел. Возможно, к полному отрицанию искусства как такового (как вариант).

"Парагway 312,03°", холст, акрил, кофе, 130х130 см, 2014 г.

“Парагway 312,03°”, холст, акрил, кофе, 130х130 см, 2014 г.

– Существует ли возможность наладить взаимосвязь художника и коллекционера, так, чтобы художник получал достойную оплату за свою работу?

– Раз плюнуть, устроить всеобщий страйк, и вообще никому ничего не продавать. Чушь? Еще какая!

Ван Гог говорил, что художника воспринимают как сумасшедшего или богача, дерут с него за все в три дорога, а картины-то не продаются. Произведение может быть оценено дорого или нет, его могут купить или нет.

Нужда, многих может заставить согласиться на что угодно, «вплоть до трех рублей», как ни печально. Кто-то мог рисовать за тарелку супа, время проходило, и эти рисунки продают уже за немалые деньги. Дело не только в таланте, тонкой красоте или духовной составляющей.

А возможность наладить что-либо, или взаимосвязь с кем-либо всегда есть! Но, если она есть у одних, совершенно не означает, что это касается всех и каждого. Универсального правила не существует.

Ю. Закордонец, "London, Paris, New York", холст, акрил. кофе, 120x120 см, 2015 г.

Ю. Закордонец, “London, Paris, New York”, холст, акрил. кофе, 120×120 см, 2015 г.

– Это зависит от арт-дилеров?

– И, да и нет. Арт-дилер заинтересован получить свои честно заработанные проценты, если не “передергивает”. Если “передергивает”, на достойную оплату рассчитывать не приходится.

– А как определяется ценность картины?

– Никак, или как угодно, или как договоришься, или как уже навешен ярлык или ценник. Все крайне субъективно и объективно в одночасье.

Тебе предложили, ты согласился или нет. Здесь вообще нет никаких критериев. Это в советские времена сантехники мерили трубы, которые нужно было починить, шкаликами в качестве платы за ремонт.

Ю. Закордонец, "Диптих для двоих", кожа, 50х80 см, 1992 г.

Ю. Закордонец, “Диптих для двоих”, кожа, 50х80 см, 1992 г.

– Этот вопрос я задаю всем. Существует ли у художника задача – воздействовать на социум так, чтобы приучать его к культуре? Можно ли показать людям, что помимо удовлетворения витальных потребностей, нужно обращать внимание и на эстетические?

– Ну да, обращать внимание на эстетические потребности можно только в том случае если таковые есть. Если есть, то тут уже никто сторонний не требуется.

У художника вообще не должно быть такой задачи – воздействовать на кого-либо. Хотя, если очень хочется, и делать художнику как художнику более нечего, можно и этим заняться.

Воздействовать на социум, это уж слишком! Политтехнологи и пропагандисты, миссионеры, PR-щики, НЛП-ешники, журналисты, если хотите, пусть занимаются программированием сознания, бог им судья.

Пусть каждый индивид сам за себя решает, чем себя занять – либо продолжением сна после пяти литров пива поутру, после вчерашнего, либо активным бодрствованием, умностями и красивостями.

Ю. Закордонец, "Эль Аль", холст, акрил, кофе, 130х130 см, 2014 г.

Ю. Закордонец, “Эль Аль”, холст, акрил, кофе, 130х130 см, 2014 г.

– Какие вопросы не приемлите?

– Да любые, все зависит от момента. Всегда умиляют тупые вопросы, типа: “Как оно ничего?”. А вообще, скорее, не приемлю нежелательные ответы, на поставленные мню вопросы.

– Я обычно спрашиваю – о чем мечтаете?     

– Хороший вопрос. Спасибо за вопрос. Программа минимум или максимум?

Как желаете.

– Нет, не желаю. Об этом ни слова, об этом нельзя, даже в присутствии адвоката, а то мечты не сбудутся! А вдруг это не суеверие?..

Ю. Закордонец, "Спящие облака", холст, масло, железное дерево, 89,5х114,5 см, 1990 г.

Ю. Закордонец, “Спящие облака”, холст, масло, железное дерево, 89,5х114,5 см, 1990 г.

Юрий Закордонец

Юрий Закордонец

 

Материал подготовила Маргарита Попик

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *