ФАНТАЗИЙНЫЙ РЕАЛИСТ

коваленко 2
Часть первая

Вступление

Мы познакомились с Юрием Андреевичем Коваленко в двухтысячном году благодаря его сыну. В то время я активно вращалась в художественной тусовке города. Мы пришли в их дом, на Тираспольскую, прихватив, ясное дело, бутылочку коньяку. Время было теплое, и мы расположились за столом на деревянной галерее. Он был в каком-то тулупе, нараспашку, руки – в разноцветье красок, лицо – доброе, улыбчивое. На столе лежала пачка сигарет, красные «Прилуки», и так, от сигарет мы перешли сначала к разговору о родине Юрия Андреевича, а потом уже к обсуждению творчества Поленова. Потом Юрий Андреевич показывал мне свои картины, некоторые еще даже не высохли. Это было не похоже на то, что мне доводилось видеть прежде. Они впечатлили меня своей энергией, яркостью и в то же время наивной непосредственностью. Такая вот встреча.

Коваленко Ю. Город у моря 115х85 см. холст, масло 1972 г.Коваленко Ю., Город у моря, 115х85 см., холст, масло, 1972 г.
На картине изображен город в нежных, голубо-серых тонах. На заднем плане по синему морю мчит на всех парусах корабль. Небо – в тучах, но на водах прослеживается слабый след от солнца. Почти в центре – на длинном шесте в небо устремляется флаг, расположенный на здании с колоннадой. Дома плотно прилегают друг к другу. Вдоль домов полукругом поднимается мост. Листва на деревьях уже желтеет. Возле ажурного чугунного заборчика стоит высокая дама в длинном белом платье и шляпе. Стиль изображения уводит в далекое прошлое, когда город у моря был прозрачным и умиротворенным.

БИО

Коваленко Юрий Андреевич родился 27 июля 1931 года в Прилуках, Черниговской области (Украина).

В 1952-1959 гг. учился в Одесском театрально-художественном училище.

В 1959-1960 гг. работал старшим мастером гримерного цеха в Одесском академическом театре оперы и балета, а в 1960-1965 гг. – заведующим гримерного цеха в Одесском украинском музыкально-драматическом театре. В период с 1971 по 1981 гг. работал преподавателем в ОГХУ им. М. Б. Грекова.

В 1965-1969 гг. учился в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии (преподаватели: Акимов Н.П., Коротков И.А., Ховралева В.Г.). Дипломная работа – эскизы кукол, декораций и костюмов (темпера) к постановке для кукольного театра «Сказка о двух богатырях» А.П. Филиппова.

Выставочную деятельность художник начал с 1968 года. Был одним из ярких представителей нонконформизма.

В 1977 году в фойе кинотеатра «Родина» состоялась его первая персональная выставка. Не входя в академический формат худсоветов советского времени, неоднократно выставлялся в Союзе писателей и в редакции «Комсомольской искры».

Персональные выставки состоялись в 1977, 1978, 1979, 1980 и 1984 (Одесса), 1983 (Измаил); за рубежом – в 1972 (Болгария) и 1979 (Венгрия). В 1989 году Юрия Коваленко приняли в Союз художников СССР.

В начале девяностых творил и выставлялся в Германии (Дюссельдорф, Эссен, Кельн и Мюнхен).

Работы находятся в Национальном художественном музее Украины, Одесском художественном музее, Киевском музее современного искусства Украины, в частных коллекциях Украины, Израиля, Канады, Франции, Нидерландов, Израиля, США и России,. В Музее современного искусства Одессы творчество художника представлено в отдельном зале.

В 2000 вышла книга Олега Губаря «Человек с улицы Тираспольской», которую он посвятил Юрию Коваленко. В 2004 году О. Губарь выпустил «Последний альбом», в котором собраны стихотворения и графика художника.

Автор известных произведений «Город у моря» (1968?69гг.), «Мальчик у Десны» (1971г.), «Дед с грушами» (1971г., Одесский художественный музей), «Свет и тень» (1981г.,Одесский художественный музей) и бесчисленного количества других работ.

Юрий Андреевич ушел из жизни 22 мая 2004 года. Одесса потеряла одного из лучших своих художников.

Коваленко Ю. Девушка в кепи 55х55 см. фан. масло 70-е г.г.Коваленко Ю., Девушка в кепи, 55х55 см., фан., масло, 70-е гг.
На картине – портрет девушки. Ворот желтого пальто поднят, платок на шее стилистически связан с кепи. Лицо – бледное с голубоватым отливом, прямая челка прикрывает лоб, волосы коротко подстрижены. Взгляд – влюбленный, томный и при этом светлый. При кажущейся уверенности образа читается невысказанная мольба.

Алла Крикун, жена:

Мы с Юрой прожили вместе десять лет. Познакомились в 1971 году, в художественном училище, куда он пришел преподавать.

Юра родился в Прилуках. Начинал как мастер-альфрейщик, занимался росписью по лепнине.

Папа его был заведующим в сфере образования Прилукского уезда. Мама, Мария Ивановна, занималась хозяйством. Она очень любила Юру и заставляла учиться. У него с раннего детства была тяга к рисованию, все тетради и учебники были в рисунках. И когда ей жаловались учителя на него, она отвечала: «Вiн буде художником. Хай малює».

Когда Юра подрос, она его чуть ли не силой отправила в Одессу. Он сначала не хотел уезжать, но все-таки поехал и поступил в Одесское театрально-художественное училище, на бутафорское отделение, что впоследствии помогло ему заниматься скульптурой. Оттуда Юру благополучно выгнали за хулиганство. Таким образом, он попал в армию, где служил в Карабахе еще до памятных событий. В армии Юра писал портреты Сталина на огромных полотнах. Командир ему сказал: «Если нарисуешь блик на сапоге, отправлю домой пораньше». Он этот блик вылизывал, вылизывал и в итоге отслужил чуть больше года. Вернулся, восстановился в училище. Ему негде было жить, общежитие не дали, и Юра устроился работать кочегаром. В кочегарке он жил, работал и писал.

Потом, в 1965 году он поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Попал к Акимову, правда, опоздал на экзамены, приехал зимой. Акимов посмотрел на его работы и Юру сразу зачислили. В 1969 году он закончил институт и вернулся в Одессу.

Коваленко Ю. Женщина с полотенцем 94х58 см. холст, масло 1971г.Коваленко Ю., Женщина с полотенцем, 94х58 см., холст, масло, 1971 г.
Здесь в полный рост изображена деревенская женщина в белом платке, желтой рубахе и цветной, длинной юбке. Лицо – узкое, взгляд – прямой, серьезный, губы – сжаты. Поверх платка накинут длинный рушник, который спускается по плечам к земле. На нем вышиты два красно-оранжевых петуха, которые в славянской традиции символизируют богатство, счастье, здоровье.  Работа наполнена простотой и смирением.

Сначала он пошел работать в Украинский театр, где встретил свою первую жену – Милочку Луценко. Свадьба сыграли прямо на сцене, в театре, гуляла вся труппа. Мила забеременела, и они поехали в Прилуки. Как-то раз, когда она уже была на третьем месяце, они, чтобы сократить путь, пошли через болота в Густынский монастырь. Чуть там не погибли, но их спасли рыбаки. Ребенка она потеряла, иметь детей больше не смогла. Вскоре они развелись.

В художественном училище Юра встретил свою вторую жену. От этого брака родился сын – Андрей. Потом он встретил меня.

Мы жили на Преображенской, в мастерской, которая находилась в подвале. Там было тесно и сыро. Окна, правда, выходили на море, но свет туда не попадал.

По характеру Юра был очень ироничный, но ирония у него была доброй. Правда, если ему что-то не нравилось, он был беспощаден. Мог и обматерить, если надо, и послать, куда надо. Очень не любил мещан. Все эти “цацки”, рюшики, все эти украшения в квартире – все это его раздражало. Он был аскетом в этом смысле.

Работал он бесконечно: днем, вечером, ночью. Мог выдать несколько работ за сутки. Занимался скульптурой, живописью, графикой, делал чеканку.

При Советской власти выставлять картины ему не разрешали, потому что он «не правильно» работал, не так, как все. Но был один человек, директор кинотеатра «Родина», которому очень нравились Юрины работы и он разрешил сделать выставку. В 1977 году состоялась его первая персональная выставка. Народ повалил, все начали рассказывать, какой замечательный художник появился и какие у него необычные работы.

Юра там выставлялся три раза – в 77-ом, 78-ом и 79-ом годах. Так началась его слава.

Одесса очень богата на таланты. Когда евреи стали уезжать, мешками увозили его работы. Скупали за бесценок, а там продавали за бешеные деньги. В общем, наживались на нем. Но были и удачные моменты. Приехал как-то в мастерскую, которая находилась на Пушкинской улице, какой-то парень, здоровый такой, в малиновом пиджаке, пальцы все в перстенях, цепочка на шее в палец толщиной… И говорит: «Это, это, это и это я забираю. Сколько?». Взял, вытащил пачку новеньких денег, отсчитал то ли пять, то ли шесть тысяч рублей, и ушел. Юра ему вдогонку: «А картины когда забирать будете?». «За ними придет мой человек». Юра как стоял, так и упал.

Первым делом Юра напоил всех друзей, принес домой много еды, пировали долго. Он был очень щедрый, последнюю рубашку мог отдать.

коваленко 3

Ю. Коваленко

Начались 90-ые годы. Одна женщина, у которой было свое туристическое агентство, предложила Юре отвезти в Германию картины. Ими заинтересовался немец, который пригласил Юру в Германию. Он там работал несколько лет. Этот немец платил за картину 4 тысячи марок. По тем временам это были огромные деньги. В какой-то момент Юре позвонила жена, рассказала, что продается роскошная квартира на Пастера и нужно 16 тысяч долларов. Они тогда жили на Тираспольской, в тесной, убогой квартирке. Юра пошел к менеджеру просить аванс, но та заупрямилась. А у него в руке был чайник только закипевший. И Юра говорит ей: «Если ты мне денег не дашь, я этим чайником тебя прихлопну». Она знала, что с ним шутить нельзя, если сказал, значит, сделает. И деньги выдала. Юра выслал их жене, но квартиру они купили другую, на Солнечной улице. Потом он ее переписал на Андрюшу. К этому немцу Юра ездил дважды, а в третий раз хотел поехать со мной, но не случилось.

Когда он во второй раз вернулся из Германии, начались мытарства – денег много, друзей много, баров много. Жизнь пошла вразнос.

Как-то раз я несла на выставку свои картины, он подошел, посмотрел на работу, потом – на меня, и стал ко мне захаживать. Мы с ним были знакомы еще с училища, но я не обращала на него внимания – Юра был старше меня на 17 лет. Но вот так нас Бог свел.

Когда Юра встретил меня, он преобразился: бросил пить, стал следить за собой.

Ему завидовал весь Союз художников. Единственный, кто ему помогал, кто боролся за то, чтобы у него были официальные выставки, был Ацманчук. Он тогда был председателем Союза художников, и против его слова никто пойти не мог. Юра всегда говорил о нем с теплотой.

Коваленко Ю. Мать 99х73 см. холст, масло 1971г.Коваленко Ю., Мать, 99х73 см., холст, масло, 1971 г.
Здесь художник изобразил свою мать в родном селе Прилуках. Вдали на фоне неба – мазанка. Домик и мать выполнены в одном стиле – разноцветье оранжевого, желтого, красного, розового и т.д. На ее голове – платок, подвязанный под подбородком, платье – длинное, до пят. В руке – небольшое полено. Одна бровь слегка приподнята. Добрая улыбка озаряет все лицо. Мазки – мелкие, придающую особую фактурность работе.

Смешных историй было много. Как-то в Прилуках Юра сидит во дворе и рубит какую-то скульптурку. Вдруг какой-то старичок заглядывает через забор и говорит: «Ти ще граєшься?».

В свое время мама его хотела женить на аптекарше. У той все очень стерильно было  дома, а Юра грязнуля был, везде краски разбрасывал. Мама думала, что он женится и та его приведет в порядок. Но он, конечно же, отказался. Сказал, что скорее повесится от этой стерильности. Юра показывал мне ее фотографию и прикалывался, смотри, вот моя невеста – маленькая, квадратненькая такая.

Мы очень много гуляли в Прилуках. С утра выходили и до самого вечера бродили. Брали с собой сливы, печенье, подсолнухи и ходили в Густынский монастырь.

Как-то раз посадили банановую рощу. Есть под Прилуками село Пироги. Мы пошли в сторону железнодорожного моста, где поезд идет из Чернигова в Одессу. Отошли подальше, чтобы не гремело, нашли ручеек. А я, кроме бутербродов, взяла бананы. И чтобы не засорять природу, мы шкурки закопали, а потом рассказывали всем в Прилуках, что посадили банановую рощу. Такая вот история.

Коваленко Ю. Спогади 70х50 см. к,м. 1968 г.Коваленко Ю., Спогади, 70х50 см., к, м., 1968 г.
На картине изображены отец, сын и дед – три поколения семьи художника. Посредине работы – дед в рубашке, в бело-голубую полоску, застегнутой на все пуговицы до самой шеи. Он смотрит прямо и строго, уголки губ опущены вниз. Слева – сам автор, справа – его отец. У всех в руках – граненые стаканы, видимо, с чем-то горячительным. На заднем плане – окно, стекла – зелено-оранжевые. Стены хаты расписаны цветочками. Настроение работы – молчание, безрадостность, угрюмость.

Он никогда не был взрослым, был абсолютным ребенком в душе.

 

Продолжение следует…

 

Материал подготовила Анна Литман

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *