ФАНТАЗИЙНЫЙ РЕАЛИСТ

Ю. Коваленко, автопортрет, 344x518
Ю. Коваленко, автопортрет, 344x518
Часть вторая

В начале девяностых Лариса Литовченко организовывала выставки картин одесских художников в нескольких городах Германии. Она поделилась своими воспоминаниями об этом периоде жизни, а также о художнике Юрии Коваленко.

Лариса Литовченко, арт-менеджер:

В Грековском училище я работала с начала 80-х годов, где и познакомилась с Юрой Коваленко.

Как все талантливые люди, он был специфическим человеком. У него была открытая, чистая душа, как у ребёнка. Он был человек – душа нараспашку. Свои картины всегда дарил с радостью.

Юра подарил мне картину «Лето в Прилуках», которую он сделал специально для меня, потому что изначально оригинал был размером примерно метра два на полтора. У меня была большая коллекция его работ, но пришлось часть продать – жизнь заставила. Помню каждую картину, и кому она была продана.

IMG_6739

Ю. Коваленко, Автобиография

Мы с Юрой очень плотно работали в течение многих лет. У него в то время была мастерская на улице Чкалова. В 1991 году, на свой страх и риск, я сделала первую выставку одесских художников в Германии, в Дюссердольфе. Приехала чуть раньше, а мои художники приехали позже, уже ближе к закрытию выставки.

Это было очень тяжело устроить: вывезти картины, все организовать. Мы сделали приглашения, арендовали зал, и за это все я должна была потом рассчитаться. Ни одной картины мы тогда не продали. А картин было только у Юры около 115 экземпляров.

20160312_155708Ю. Коваленко, Арт-бук

Юра меня успокаивал: «Лора, ну что ты переживаешь. Пойдем сейчас портреты рисовать на улицах». И однажды в баварской пивной он сидел и рисовал шаржи, а ему за это восторженные немцы выставляли литровые бокалы пива.

Картины нужно было как-то отвозить назад, а с выставкой мы прогорели, потому что ни одна работа не была продана. Для меня это был шок. Юра говорил: «Пойдем, свалим все в кучу и спалим». Я отвечала: «Да ты что, я скорее домой на тележке по рельсам все отвезу».

20160312_155756Ю. Коваленко, Арт-бук

Но ситуация повернулась другим образом. На открытии один немец дал мне свою визитку, и перед закрытием выставки я ему позвонила. Зигги приехал через полчаса и забрал все работы. А у него был огромный мебельный магазин в Эссене, около пяти тысяч квадратных метров. Он мне говорит, делай, что хочешь, и я занялась развешиванием работ. Это был безмерно тяжелый труд. Когда он зашел в магазин и увидел, как я его оформила, был в восторге. Это очень важно – преподнести картину так, чтобы она заиграла. Несколько работ не вместились в магазин, остальное он забрал к себе в офис и там развесил.

У меня на тот момент было всего сто марок. Нужно было платить за квартиру, за апартаменты художникам и т.д. И тут Зигги подходит ко мне и говорит, что его друг хочет купить несколько картин. «Без проблем», – отвечаю я. Он отобрал самые большие полотна, а также гуашь Коваленко на ватмане. И выплатил мне тогда то ли 12, то ли 15 тысяч дойч марок. Это был мой первый заработок, как арт-менеджера.

20160312_155844Ю. Коваленко, Арт-бук

Владельцу галереи, где проходила выставка, я должна была три тысячи дойч марок за каталог и три за аренду. Он отобрал несколько работ в залог, которые я потом, конечно же, выкупила. Это был единственный человек, с которым у меня не сложились отношения в Германии.

Вторая выставка была в Эссене, кажется, в начале 1992 года. Когда я пришла в галерею перед открытием выставки, Зигги мне сказал, что 50% работ уже продано. Он был очень общительный человек. Показал каталог, который мы сделали, своим друзьям, и работы быстро распродались. Это было нашей материальной основой, благодаря которой мы могли спокойно ездить дальше по стране.

Третью выставку я организовала в Мюнхене. Мне помог организовать эту выставку художник из Одессы, эмигрирующий в Германию, Владимир Стрельников. Мы обзавелись знакомствами в Мюнхенском университете среди украинской диаспоры. Они впоследствии купили статуэтку и картину у Юры. Я не могу сказать, что эта выставка имела какой-то глобальный успех. Каждая выставка дает если не материальную составляющую, то хотя бы какие-то интересные знакомства.

20160312_155731Ю. Коваленко, Арт-бук

Там я познакомилась с художницей Ромой Бабуняк, которая родилась в Англии, а сейчас живет в Австралии. В свое время она занималась керамикой и делала уникальные картины из металла. Она мне помогла организовать выставку одесских художников в Роттах-Ерген. Это были: Адольф Лоза, Юра Коваленко, Елена Кучинская, Юрий Егоров, Алик Волошин, Валентин Филлипенко, Сергей Папроцкий и многие другие. Часть денег после этой выставки мы передали детям, которые лечились в Германии после Чернобыля. Выставку открывал мэр города.

Благодаря Бабуняк выставка имела колоссальный успех, в том числе и коммерческий. У нас сразу появилась постоянная клиентура, поклонники и мы пять-шесть лет подряд выставляли в Роттах-Ерген работы одесситов.

Выставку посетил Герберт Бэк, знаменитый немецкий художник, с которым мы очень подружились. Он купил несколько работ Юры Коваленко. Впоследствии работы Герберта принимали участие в выставках, которые мы организовывали в Одессе.

Та работа, которую я проводила с нашими художниками, мне очень нравилась. Иногда нужно было успеть развесить картины за три часа до открытия. В Гамбурге мы как-то делали выставку, которая называлась «Старая-Новая Одесса». Там мы совместили наших, уже гамбургских художников, с одесскими. Целый день мы развешивали работы, а под вечер, уходя, я бросила взгляд на все и сказала, что нужно перевешивать. Работали до глубокой ночи.

Юра с людьми сходился очень легко и быстро. Он производил впечатление простого человека, но в то же время был очень сложным и категоричным. Я очень любила Юру. Но художникам нужно уметь многое прощать.

Это была прекрасная жизнь. И всем этим я жила.

 

Материал подготовила Анна Литман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *