КАК НА МОЛИТВУ

Степан Мацюк
Степан Мацюк

 Степан Мацюк, художник

 Икебана

 Я начинал с икебаны еще в то время, когда ей никто не занимался. В Москве, в посольстве, встречался с японцами, которые приносили к нам все это дело. Как говорится, у истоков стоял. Это были 1975-78 годы.

В то время в Москве я приобрел две уникальные книги: первая – «В Стиле Рикка», это самая древняя, мощная, великолепная книга, и вторая – «Все направления в икебане». У меня на третью книгу, «Калиграфию», уже не хватило. Книги стоили по сто двадцать рублей, и это была месячная зарплата.

По этой теме в начале 80-х годов у меня была персональная выставка в Музее имени Леси Украинки, которая заняла два этажа. Первый этаж – это европейская трактовка, второй – восточная икебана.

Потом я сотрудничал с Ботаническим садом, участвовал в различных экспозициях.

Степан Мацюк

Степан Мацюк

В свое время оформлял первый кинофестиваль. Ставил двухметровые композиции. Фитодизайн. Как-то утром работаю и вижу, что пришел генеральный, сел в середине зала и стал смотреть. Я спрашиваю: «Что-то не так?». А он отвечает: «Я прихожу сюда каждое утро, как на молитву…». Я обомлел. Это человек с именем, из старой киношной школы, там сумасшедшие корифеи были. И он говорит: «Вы знаете, молодой человек, я путешествовал по всему миру и видел различные представления. Но то, что Вы творите, это немыслимо. Я не представлял, что такое у нас возможно».

Под завершение фестиваля мы собрали оставшийся «материал», и сделали маленькие букетики. И мы дарили их каждой женщине, которая пришла к нам. Понимаете, каждой?..

Потом увлекся ювелирной работой. Понял, что я что-то уже могу, и мой уровень позволяет выходить на новые, международные выставки. Последнее серьезное представление было в Киеве. В Киевско-Печерской Лавре есть музей исторических драгоценностей.

Как-то я встретился с Сколовым. Это – главный эксперт в мире при фирме «Фаберже». При акционерном доме «Кристи» он является главным специалистом. Когда он увидел мои работы, сказал, что это уровень Фаберже.

Скоро выйдут две книги. Первая – это биография Франца Бирбаума – главного художника фирмы «Фаберже», вторая – это более основательная, где, в том числе, перечислены 47 человек из Украины, которые награждены орденом Бирбаума. С биографией, со всей информацией. Ну, и я там немножко есть.

Степан Мацюк

Степан Мацюк

Арт дилер и Художники

 Я знал Валика Хруща очень давно, когда он еще жил на Пантелеймоновской улице. Мы познакомились благодаря Сене Вернику, который жил у меня за стеной.

Сеня стал таскать меня на выставки. На одну пошли, на вторую, на третью. Там я аккуратно стал знакомиться с разными людьми. С Ритой Жарковой, Сережей Ануфриевым. Я примкнул к этой плеяде, мы собирались по четвергам, сидели за чаем, разбирали каких-то поэтов, ничего такого крамольного не было. Сеня пару вечеров поприсутствовал, а потом слинял. А я так по привычке и ходил. С Жарковой мы поддерживали отношения до последнего дня. Почему?.. Потому что у Маргариты была информация о мировом искусстве. Такого рода информация шла от «левых» – от Ануфриева, от Стрельникова. Также на этих вечерах я познакомился с Хохленко, Новиковым, Сычовым. Домашние выставки были рассчитаны на то, чтобы помочь художнику. При зарплате в сто двадцать рублей вытащить тридцать пять – это было сложно. Но я тогда хорошо зарабатывал, занимался чеканкой.

Работал на фабрике народных промыслов. У меня была бригада в десять человек. Мы работали на магазины. Тогда это было круто, вы себе представить не можете. Мало того, я «не просыхал», у меня руки просто пухли. Для магазина ты должен сделать определенную партию, плюс халтура, и люди в очереди стоят, уже не говоря о тех, кто хотел научиться. За две чеканки я получал сто рублей. Чеканка продержалась лет пять.

Степан Мацюк

Степан Мацюк

Когда Хрущ уехал в Москву, я уже начал работать с американцем, с Алексом, арт-дилером. Он был бизнесменом очень высокого уровня, занимался космическими, аграрными и т.д. программами. Заместитель министра из Москвы приезжал сюда заключать с ним договор. Это были конец 80-х, начало 90-х годов. Алекс здесь занимался всем сразу. Он искал пути дешевого обогащения. Придумал шампанское в желтых бутылках. Договорился с заводом шампанских вин, чтобы впоследствии сделать презентацию в Голливуде. Но наши не выслали контейнер. Представьте, в Голливуде собрались люди, а вина нет. Получился казус.

Алекс взял меня на работу арт-дилером. У меня были в распоряжении любые билеты в различные города Советского Союза, открытые счета, обеспечение такси на сутки. Мы так классно работали, все получалось, но из-за этого шампанского все накрылось мелким прахом. Я проработал на него два года. Картины я возил тысячами.

Алекс внимательно наблюдал за аукционом Сотбис. Чуть что – звонил мне, говорил, кто ему нужен, я собирался и летел в тот город, где можно найти работы художника. У нас ни одного сбоя не было. Он как-то мне позвонил и говорит: «Мне срочно нужна Катя Медведева». Я тут же звоню Валику Хрущу.

В общем, сажусь на самолет, лечу в Москву, приезжаю к Валику, спрашиваю, где работы, а их нет, потому что он забыл об этой ситуации напрочь. А что получилось?.. На Сотбисе объявили, что Катя Медведева – одна из ведущих художников Советского Союза. И там вымели все. И я говорю: «Валик, ищи, где хочешь, мне нужны хотя бы пару работ. Стоимость не играет роли». Он взял из тех, что Катя ему дарила, и дал мне эти несколько картин. Я перекрестился.

Как-то с женой сподобились съездить в Москву, и, разумеется, встретились с Валиком. Он вышел в белом пиджаке не первой свежести, говорит: «Для продажи ничего нет, сейчас итальянцев выпроваживаю, и тут же французы приезжают». Он встречал одну делегацию за другой. У него база была на Беляева, многих художников он продал в Америку, в Европу и т.д. Там полотна были, чтобы не соврать, четыре на восемь метров.

56

Степан Мацюк

Потом я еще приехал к Валику. Сидим, пьем чай, и тут заходит какая-то женщина в кирзовых сапогах, в сарафане, с беломориной и спрашивает меня с порога: «Кто такой? Чего ты сюда пришел?». Конкретный такой наезд. Оказалось, это и была Катя Медведева. Думаю, что же делать, надо же как-то налаживать отношения. А я только с Измайловского вернулся и накупил бронзовых лошадок. Как раз год лошади был. И я говорю: «Ладно, давай мириться. Вот тебе подарок». Она, как ребенок, обрадовалась: «О, вот это – наш человек».

В Москве у меня было много друзей. И как-то раз меня знакомят с уникальным художником, он тогда был в фаворе, выставлялся с Сальвадором Дали. Он был самый дорогой художник в Советском Союзе. Мастерская была с видом на Кремль. Можете себе представить?.. На свой страх и риск я купил у него пару работ, потом объяснял Алексу, зачем, и он забрал, чтобы меня не обижать.

Опять Москва. Измайловский, точнее. Вижу, старушка стоит. А у нее такие этюды, такие этюды, что я обомлел. А это оказались работы профессора живописи, который преподавал когда-то в «вышке». Я взял пару работ и спрашиваю: «Бабуль, а есть ли у вас что-нибудь солиднее?». Отвечает: «Мне муж запретил кого-то приглашать домой». Но я ее уговорил. Мы сели в машину, приехали к ней, я купил несколько работ, которые потом забрал Алекс. Потом звонит мне из Америки, говорит: «Что ты натворил?.. У меня жена к живописи абсолютно равнодушна. А тут она увидела эти работы и остолбенела. Спрашивает, что это такое?.. Я отвечаю, да вот, привез работы из Одессы. А она говорит, я такого и в музее не видела. И поставила мне ультиматум – «или эти работы, или я». Подставил ты меня «под монастырь». Пришлось ей все оставить».

Как-то приезжаю к художнику за картинами, но ничего нет. Они стали работать с фирмами, которые скупали у них все работы. И если замечали, что ты «налево» продал работы, то тебя тут же выкидывали. И люди, конечно же, трусились.

Степан Мацюк

Степан Мацюк

Был у меня знакомый художник, я с ним еще до Алекса познакомился. Владимир Золотов, входил в пятерку лучших акварелистов Советского Союза, чтоб вы понимали. Я приехал к нему за работами, а он говорит, не могу, подписал договор. Мне, конечно, стало обидно. Но пару работ через десятые руки он мне передал, и я их спрятал.

В свое время Сыч на Сотбисе продал все картины. Это – первый случай на аукционе, когда были проданы все работы. А я предлагал Алексу купить всего Сыча, но тот не захотел. И потом англичанин приехал и скупил у него все на корню.

Это все было до обвала арт-рынка. Люди в какой-то момент поняли, что на этом можно заработать неплохо. Тогда же и в Манеже Миф-1 делали. Тогда Закордонец всем этим заправлял. Мы с ним дружили до определенного времени.

После девяностых все «умерло».

В 1997 году участвовал в международной выставке в Киеве, в Украинском Доме. С Борей Лукиным мы туда ездили. Недавно встречался с Хаматовым, и он меня вспомнил. Он руководил там в то время. Наши работы произвели фурор. Особенно, моя икебана. Когда я делал композиции, все художники сбегались с табуреточками, садились и смотрели, как я работал. Все иностранные делегации шли через наш бокс. На этой выставке я и с Мишей Ревой познакомился.

Это было интересное время.

Степан Мацюк

Степан Мацюк

Материал подготовила Анна Литман

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *