ИКОНА ВРЕМЕНИ

s7301276

Когда наступает тот момент, когда перед именем художника больше не ставится кроткое «молодой»? Является ли возраст фактором, определяющим искусство конкретного художника? «Ранние» произведения Малевича, относящиеся к радикальным экспериментам с формой, уступают работам периода его возвращения к фигуративному искусству.  А Модильяни, вспомним, вообще прожил 35 лет, рисуя внешне похожие портреты, но в своем уникальном стиле. Значит ли это, что мир увидел бы другого Модильяни, если бы последний прожил еще хотя бы столько же лет?

Эти вопросы в числе прочих возникают при просмотре выставки «молодого» одесского художника Андрея Бабчинского «Время» в ЭЦСИ «Чайная фабрика». Вопросы возникают после прочтения написанного им текста к выставке: он размышляет о современном мире, ставит ему диагноз, – и манифестирует о своей спасительной участи – борьбе с проблемами мира посредством красоты. Все это могло бы сойти за краснобайство, если бы не выбор такого нетривиального орудия борьбы. Бабчинский создает серию работ, выполненных из полимерных синтетических материалов (акрил и полиэтилен), во всеобъемлющем распространении которых он и видит катастрофу человечества. Такой жест нивелирует пафос и излишнюю патетичность текста художника. Бабчинский не пытается нас образумить и направить на путь истинный, как могло бы показаться на первый взгляд, – именно это и спасает весь проект в целом.

1

Рассуждения художника о времени, о наступившем веке синтетики, сроднившейся с человеком, хочется сразу продолжить идеей «полимерного человека», как бы вторя и споря с известным социологом франкфуртской школы. Массовое производство, контролируя желания и потребности усредненного потребителя,  установило принцип взаимодействия человека с синтетикой: ее изготовляют, покупают, носят, едят. В этом свете требование Маркузе совершить «великий отказ» выглядит еще более разумным: не только эксплуатируя природу, но и причиняя ей вред, человек не в силах достичь гармонии и обратиться к высшей духовности. Результат размышлений художника категоричен, в духе постмодернистских изысканий: «Так или иначе, синтетика – это печать, икона и даже дух нашего времени». Таким образом, выставка А. Бабчинского важна еще и по той причине, что здесь мы имеем возможность видеть «взросление» художника. Экспериментируя с формой, Бабчинский сумел создать не просто прекрасные работы, а ценный и целостный проект, затрагивающий вопросы высшего порядка.

3

Вернемся к самим работам. Следует отметить, что картины Бабчинского прежде всего поражают своей красотой. Неудивительно, что художник акцентирует внимание именно на этом качестве живописи. Их приятно рассматривать, скользить взглядом с одного слоя полиэтилена на другой, нанизывая впечатления от отдельных линий и цветовых масс, дабы сложить их в единый образ. Кстати, об образах и «изображениях» тут особый разговор. Представленные работы отсылают нас к древнегреческим мифам. Изображенные Даная, Каллисто, Ио, несмотря на легкий налет современности в их позах и одеждах, выглядят вполне монументально, величественно,  словно пытаются заявить о себе, как о новой «классике» для современного мира и человека в нем. Человек тоже «прорывается» через картины Бабчинского, мы видим его руки, вот он – новый «полимерный человек», собирающий себя еще по частям, но уже готовый к встрече со зрителем.

2

Материал подготовила Татьяна Зубок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *