Николай Худолий: В ПОИСКАХ СОБСТВЕННОГО ПУТИ

Николай Худолий, "Преодоление", металл, Одесса.
Николай Худолий, "Преодоление", металл, Одесса.

Николай Савельевич Худолий (Николай Худолий)  одесский скульптор, руководитель скульптурной секции НСХУ в Одессе.

Родился 22 августа 1946 года в селе Малософиевка. Начал обучение профессии в художественной студии в Днепропетровске. Во время службы в армии в Венгрии на творческое мировоззрение скульптора  очень повлияло знакомство с европейским искусством. Критически относясь к господствующему в то время официальному стилю, Худолий с самого начала пытается найти собственный путь в искусстве.

Учился в Одесском художественном училище им. М. Б. Грекова, где понял, что ему интереснее работать с объемом, и решил заниматься скульптурой. С 1986 года – член Национального союза художников Украины. В 2015 году получил звание Заслуженного художника Украины.

Работает в монументальной скульптуре и мелкой пластике, создал мемориальные доски таким выдающимся культурным деятелям нашего города, как скрипач Давид Ойстрах, писатель Михаил Комаров, художник Юрий Коваленко, дирижер Оперного театра и композитор Йозеф Прибик и др.

1 315

Николай Худолий – одесский скульптор, руководитель скульптурной секции НСХУ в Одессе.

Между Днепропетровском и Кривым Рогом есть село Малософиевка, я оттуда родом. Также оттуда вышел скульптор Чубин (прим. скульптор Антон Чубин). Когда я был маленьким, слышал, что был у нас какой-то скульптор. Для нас это было что-то не рядовое. А потом я с ним познакомился, когда сюда приехал. Пластика у него интересная. Портреты замечательные лепил. Это было единственное, что меня со скульптурой связывало.

Впервые я попробовал рисовать в школе. Рисовал схемы по анатомии. Потом было детское соревнование по рисунку. Так, одно за другим, и я решил, что стану художником. Лет в восемнадцать, наверное, понял, что буду заниматься только живописью, только искусством. Я уже много чего перепробовал – монтажником был и пр.

В Днепропетровске я пошел в студию. Но не лепил, а рисовал и занимался живописью. В армии, в основном, не столько служил, сколько рисовал. А потом вернулся и поступил в Грековку. На экзамене впервые попробовал резать, и мне понравилось. Лучше – объем.

Когда я учился, у меня были учителя: Патров, Чубин, Зорин. Но я ориентировался на другое искусство. В то время как раз появились выставки из Франции – оригинальные вещи, которые создавались на Западе. Привезли огромную выставку Бурделя – она была в Киеве, Москве.

Я учился сам, можно сказать. Собственно, и сейчас говорят, что студенты должны учиться сами. Переосмысливать все и двигаться самостоятельно. Так и есть.

В Муре, предположим, мне нравится, как он оперирует формами в пространстве. У Кереньи – экспрессия. Бурдель – у него фигуративные, в основном, композиции – просто как тело строит. И композиция – там есть конструкция. У Родена – много эмоций и есть конструкция, но внутренняя. А мне нравилось, чтобы в работах эта конструкция была видна. Но я уважаю и того, и другого. Хотя Бурдель был мне ближе в свое время. Но такого авторитета, который бы меня подавил, подчинил – нет. Просто я уже много знаю.

В то время был стандарт – соцреализм. А я не соцреалист. В том числе и потому, что служил в Венгрии, и у меня была возможность ходить по их галереям, видеть скульптуры на улицах. И вообще мой ум был всегда критически настроен против того, что происходило здесь, у нас. Поэтому я легко нащупывал свою дорогу, свой путь.

Николай Худолий, "Казак", Проект памятника основателю г. Ананьева

Николай Худолий, “Казак”, Проект памятника основателю г. Ананьева

Когда я закончил училище, довольно легко вошел в местный коллектив скульпторов. И сейчас появилось множество художественных объединений. Мне ближе всего «Мамаи». Николай Степанов – мой ближайший друг. У нас был общий друг, Стадник (прим. Скульптор Илларион Стадник). Стадник любил таланты отыскивать, и как-то пришел в училище. Ему сильно понравилось, что я делал, попросил к себе, познакомил со Степановым.

В свое время мы со Степановым Сибирь осваивали. Здесь, в художественном фонде, на каком-то этапе в восьмидесятые годы ограничивали зарплату. Можно было заработать не больше определенной суммы с расчетом на 12 месяцев. Мы ездили в Сибирь и там делали памятники. Оренбургская и Омская области. Несколько районов. Сначала ездил организатор, договаривался, а потом мы там ваяли. Успевали за два месяца сделать несколько монументов. Скульптур 10, наверное. Нет, больше. В основном, памятники погибшим в годы войны. Не солдатам, а гражданам села, района. Лениных мы не делали, обходились как-то.

Как-то выставком в Киеве отверг мою работу, Синькевич (прим. скульптор Юлий Синькевич) взял эту работу и устроил им скандал. После этого эти мэтры все запомнили, и когда я что-то привозил – отвергали мои работы. Мне пришлось в Москву возить, там была более либеральная публика и работы пошли. Я где-то до десяти всесоюзных выставок набрал. Только тогда постановили, чтобы принять меня в Союз художников. У меня стычки были с одним мэтром, не буду говорить. Он сказал, что пока я жив, вы никогда в Союзе не будете. Ну, а потом он умер, тут перестройка как раз началась и в 1986 году меня приняли «на ура».

Каждая работа несет какую-то задачу. Я теперь больше занимаюсь монументальной скульптурой. Раньше мелкой пластикой больше занимался. Конечно, может быть, где-то, что-то сделал бы по-другому.

Безимени-61

Николай Худолий, “Девушка и дельфин”, скульптурная композиция, кованая медь, 1987 г. , Фонтанка.

Безимени-51

Самое приятное в работе – это начать, заложить в свой компьютер какую-то идею. Нахождение самой идеи, композиции. Я не рисую сразу на большом листе. Степанов говорил, что Худолий вот так «намалюет» (показывает), а потом сделает вот такую статую (опять показывает). Просто в маленькой сразу можно все охватить, не задумываясь над деталями.

Иногда сразу – как нарисуешь, так оно и есть. Я помню, под конец восьмидесятых был монументальный цех и хорошие художники – те же «Мамаи». Я входил в совет. Егоров всегда повторял в большой работе чуть ли не каждую закорюку с эскиза. Действительно, сделал прямую линию – она неинтересна. А вот когда какая-то закорюка, это воспринимается более художественно. Поэтому старались недалеко отходить от эскизов.

А потом – лепка. Когда делается каркас, это неинтересно. А когда глина лепится – тогда интересно. Я в глине леплю. Раньше можно было все работы сделать под кованую медь. Это хороший материал, поэтому я под кованую медь и делал работы. Сейчас в основном работаю с этим (показывает работу). Это полиэфир и 70% мрамора. Собственно, это мрамор и есть. Мрамор ведь чем отличается о других пород камней? – в него свет проникает на определенную глубину. Но это не главное, главное – скульптуру сделать.

Даная. Искусственный мрамор (авторская технология Николая Худолия).

“Даная”, искусственный мрамор, (авторская технология Николая Худолия)

СКУЛЬПТУРА ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ

Работа была высотой 4,6 метра, бронза. Отливали на ракетном заводе, Южмаш. Они варят так, что шва не видно, очень качественно. Там было интересно, я ракеты увидел – на территории контейнеры с ракетами стояли. Все это было разбито на сто с чем-то частей,  потом все это собирали, варили. Внутри был каркас, на заводе поставили орудийные стволы. У них был металл, предназначенный для орудийных стволов, трубы такие.

Скульптура Иоанна Крестителя. Бронза, 2013. Днепропетровск.

Николай Худолий, “Скульптура Иоанна Крестителя”, бронза, 2013 г., Днепропетровск.

МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА ЮРИЯ КОВАЛЕНКО

Очень интересный художник. Свой мир у него. Меня поразило, что у него иногда на картинах груши больше деревьев.

Мемориальная доска Юрия Коваленко, мрамор, 2005. Одесса.

Мемориальная доска Юрия Коваленко, мрамор, 2005 г., Одесса.

КОТЫ И ГОЛУБИ

Фонтанчик с птицами и три кота – такая пространственная композиция. Все это находится во дворе аптеки на углу генерала Петрова и Гайдара. Когда-то наша одесская телестудия сделала обзор фонтанов Одессы. И признала мой фонтан самым лучшим. Первых голубей украли, ночью сбили. Так что пришлось заново отливать. Но у меня были модели, так что ничего страшного не случилось.

Николай Худолий, "Голуби возле фонтана"

Николай Худолий, “Голуби возле фонтана”

IMG_3823

Николай Худолий, “Кот возле дверей”

Николай Худолий, "Кот в засаде"

Николай Худолий, “Кот в засаде”

кот2

Николай Худолий, “Кот в квадрате”

ПАМЯТНИК ЛЕОНИДУ ШЕЛЕСТОВИЧУ

Недавно в Одессе была установлена скульптура тренеру спортивной академии. Его подопечные решили уважить его память. Он – основоположник регби в Одессе, да и не только, здесь же была база сборной Украины. Они запомнили, что он так сидел все время, невозмутимо смотрел, а потом «разнос давал»

Николай Худолий, бронза, 2013г., Одесса.

Николай Худолий, бронза, 2013г., Одесса.

АРКАДИЯ

«Аркадия» – в переводе «счастливая страна». Мы это делали на Аркадийском плато.

Николай Худолий" "Песчаник", 1988 г. Первый международный симпозиум по камню в Одессе. Работа получила гран-при.

Николай Худолий, “Песчаник”, 1988 г., Первый международный симпозиум по камню в Одессе. Работа получила гран-при.

ОДЕССА

Хочу «Одессу» сделать. У меня есть несколько вариантов. Поставил бы в парке Шевченко. Где шар, в том районе, на фоне моря. Было бы здорово.

Николай Худолий, бронза, 2005. Одесса.

Николай Худолий, бронза, 2005. Одесса.

Материал подготовила Anastasia Suvorova

 

1 Comment

  • Маринюк А.В.:

    Мой крестный Коля Степанов относился ко всем очень доброжелательно, но мне лично говорил что Худолий соответствует своей фамилии. Это типично кладбищенский скульптор, вместе с князиком и рёвой они просто беда для Одессы, а звание… Эрнст был тоже величайшим скульптором мира и его окрестностей, и что мы имеем на морвокзале,как сказал видя это чудо, Коэльё – выкидыш. Кстати городу этот “подарок” обошелся очень недешево. Но это моё частное мнение. С глубоким почтением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *