АЛЕКСАНДР КОВАЛЬ: ОТ ЦЕЛОСТНОГО ВИДЕНИЯ К ВНУТРЕННЕМУ ОБРАЗУ

А. Коваль, «Укрощение», бронза, 1977 г.
А. Коваль, «Укрощение», бронза, 1977 г.

Коваль Александр Иванович (Александр Коваль– скульптор, преподаватель Одесской государственной академии строительства и архитектуры.

Родился в 18 января 1955 года в с. Путила Черновицкой области.  С 1975 по 1979 год – студент скульптурного отделения Одесского художественного училища имени М. Б. Грекова. Преподавателем Александра Коваля был Петр Иванович Борисюк, оказавший значительное влияние на становление творческой манеры скульптора.

В 1979 году А. Коваль поступает на художественно-графический факультет Одесского государственного педагогического института им. К. Д. Ушинского, где учится у Александра Ивановича Письмиченко. После окончания института занимается преподавательской деятельностью.

В 1986 году работа скульптора получает Гран-при Первого республиканского симпозиума по камню, проходившем в с. Буша, Винницкой области. С 1992 года – член Союза художников Украины. Работает в монументальной скульптуре и мелкой пластике. Автор мемориальных досок художникам Герасиму Головкову и Дине Фруминой, историку-украинисту Михаилу Слабченко и др.

В сентябре 2016 года Александр Коваль победил в конкурсе проектов Мемориала борцам за независимость Украины, который планируют установить в райцентре Кодыма.

А. Коваль, «Купальщица», терракота, 2006 г.

А. Коваль, «Купальщица», терракота, 2006 г.

Мой отец был художником-самоучкой, работал в кинотеатре – рисовал плакаты для фильмов. Мы тогда жили в городе Жёлтые Воды Кировоградской области. Я к нему иногда приходил в мастерскую, мне нравился запах краски. Гуашь, клеевые растворы, грунтовки – все это завораживало.

Отец вел детский кружок «Умелые руки» в Доме культуры. Им выдавали пластилин для  лепки. Мне было три года, когда он принес домой коробку пластилина. Я сначала не понял, что это такое. Он посадил меня на колени и на моих глазах вылепил небольшую лошадку. Меня это очень впечатлило, и с тех пор я начал лепить.

А. Коваль, «Юность», шамот, 1988 г.

А. Коваль, «Юность», шамот, 1988 г.

Ближе к окончанию школы я начал готовиться к поступлению в Киев. Тогда я не знал, что нужно пройти училище, а только потом поступать в институт. Сразу после десятого класса поехал в Киевский художественный институт (прим. сейчас Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры), но даже не смог сдать экзамены, потому что их перенесли на три дня раньше. Я приехал, а мне говорят, что экзамены уже идут. Было очень обидно.

После армии думал, куда поступать, выбирал между тремя городами: Киевом, Харьковом и Одессой. Успешно поступил на скульптурное отделение Одесского художественного училища. Одессу выбрал, потому что рос в Бердянске и привык к морю.

А. Коваль, «Летняя ночь», чёрный мрамор, 2006 г.

А. Коваль, «Летняя ночь», чёрный мрамор, 2006 г.

Мой учитель, Петр Иванович Борисюк, “переделал” меня, как художника. Если бы я попал на курс к другому преподавателю, из меня бы ничего не получилось. На первом занятии он мне сказал: «Если бы я был в приемной комиссии, то вы бы не поступили». Это было как “удар обухом по голове” – я же прошёл первым номером, те, с кем я поступал вместе, мне завидовали. На экзамене я сделал вратаря в прыжке. В этой работе было настроение, но я её слепил излишне тщательно, в скульптуре это не обязательно. Петр Иванович сказал, что я неправильно сформировался, и меня надо переучивать.

Борисюк единственный из всех говорил, что нужно вырабатывать в себе цельное видение. И я старался следовать его рекомендациям. Правило номер один для искусства – это цельность. Я старался не «залипать» на деталях, отходил от работ на определенное расстояние, тренировал широкое видение. Постепенно это вошло в привычку. Что-то поправил – отошёл. Леплю что-то, смотрю – полезли детали. Сразу всё замазываю, и по новой.

А. Коваль, «Рисующая на песке», шамот, 1994 г.

А. Коваль, «Рисующая на песке», шамот, 1994 г.

И эта волевая работа сделала свое дело. На втором курсе училища я пришел в мастерскую, когда никого не было. Стояла полная тишина. Я поставил Венеру Милосскую и начал рисовать. И внезапно мне открылось это цельное видение. Я был поражен. Было ощущение, как будто сняли с глаз пелену и я стал видеть на сто восемьдесят градусов. Это видение прожило во мне четыре дня, а потом я погубил его тем, что пошел в библиотеку им. Горького смотреть альбомы по искусству. Альбомы невозможно цельно смотреть. И все пропало. Потом, как ни старался, это видение не вернулось.

Потом я купил книгу с высказываниями художников о разных аспектах искусства и увидел в разделе «постановка глаза» высказывания Серова, Фалька и других мастеров, в которых разными словами говорится об этом. Этот случай дал мне понимание значения такого видения. И сейчас я стараюсь цельно видеть, думать, сопоставлять и анализировать – и это мне очень помогает в работе.

А. Коваль, «Голубка», мрамор, 2003 г.

А. Коваль, «Голубка», мрамор, 2003 г.

После училища поступил на худграф Педагогического института им. К. Д. Ушинского (прим. сейчас Южноукраинский национальный педагогический университет им. К. Д. Ушинского). Моим преподавателем был Александр Иванович Письмиченко. После выпуска нужно было пройти трёхлетнюю практику, поэтому я сразу пошел преподавать. Работал в Театрально-художественном училище, в Педине, Грековке. Потом я получил место в Одесской государственной академии строительства и архитектуры (ОГАСА), на факультете ИЗО. Там работали замечательные художники: Владимир Соколюк, Николай Потужный, Анатолий Горбенко и многие другие. Я преподаю там до сих, вот уже шесть лет.

А. Коваль, «Раздумье», мрамор, 2005 г.

А. Коваль, «Раздумье», мрамор, 2005 г.

Многие из моих студентов думают не умом, а глазами. Кто что видит, то и лепит. Они думают, что это и есть искусство. Огромное заблуждение с их стороны. Я пытаюсь как-то изменить их сознание, но это безумно тяжелая работа. Нужно огромное усилие воли, безусловная любовь к своему делу.

Если провести аналогию с поэзией, то текст – это содержание, а нужно почувствовать ту ауру, которая осталась после прочтения стихотворения. Поэтому, когда смотришь на натуру, необходимо видеть прежде всего образ, а не то, что находится на поверхности.

А. Коваль, бумага, уголь, 1984 г.

А. Коваль, бумага, уголь, 1984 г.

В этом рисунке я впервые увидел натуру как художественный образ, а не как женщину. Здесь использовано минимум средств, я не вырисовывал никаких деталей. Ее улыбка – внутренняя, не внешняя.

В жизни встречается много интересных лиц и фигур. Я люблю смотреть на лица в транспорте и незаметно снимать их на фотоаппарат. Они не видят, а я тихонько «ворую» их образы! Но фотография скрадывает объем – уже нет того впечатления. Украдкой щелкнул: получается чёткая фотография, но все равно не то, что-то теряется. А художник делает собирательный образ и может это передать.

Художественная среда для меня очень важна. Критика корректирует. Когда варишься в собственном соку, процесс продвижения идёт медленнее. Хотя это, конечно, тоже приносит плоды, но тогда хотелось бы быть в полной изоляции, чтобы не отвлекали какие-то общественные дела.

 

УКРОЩЕНИЕ

А. Коваль, «Укрощение», бронза, 1977 г.

А. Коваль, «Укрощение», бронза, 1977 г.

Я работал в мастерской, была осень. В солнечный день выглянул в окно и заметил на дереве сухую ветку. И в ней увидел эту фигуру, зарисовал её, а потом вылепил. Я назвал эту работу «Укрощение» потому, что она как бы «укрощает» мяч, пытаясь удержать его на стопе.

 

МЕДАЛЬ К 600-ЛЕТИЮ ОДЕССЫ

А. Коваль, «Медаль к 600-летию Одессы», бронза, 2015 г.

А. Коваль, «Медаль к 600-летию Одессы», бронза, 2015 г.

medrev

Меня пригласили в комитет «Одессе – 600» и предложили поработать над памятным знаком. На одной стороне медали изображен польский король Владислав Ягайло, при правлении которого был впервые упомянут Хаджибей в 1415 году. С другой стороны –  изображение старой крепости, которая существовала здесь много веков назад.

Из-за корабля я несколько раз переделывал эту композицию. Не могли найти достоверные сведения о том, как выглядели корабли, приходившие к берегам Одессы.  С трудом вышли на человека, у которого нашлось изображение такого судна.

 

НА ЛАНЖЕРОНЕ

А. Коваль, «На Ланжероне», мрамор, 1997 г.

А. Коваль, «На Ланжероне», мрамор, 1997 г.

А. Коваль, «На Ланжероне», мрамор, 1997 г.

Эту работу лепил пять лет, искал решение. Казалось бы ничего особенного в ней нет. Но у нее была не присущая мне пластика. Здесь я хотел понять, как это делал Мур.

 

ОЛЬВИЯ

А. Коваль, «Ольвия», камень, 2000 г.

А. Коваль, «Ольвия», камень, 2000 г.

Мы с семьей ездили под Николаев, в Ольвию. Гуляя по лиману, я нашел этот камень, мне он показался подходящим для резьбы.

 

ПЕСНЯ О КОНЕ

А. Коваль, «Песня о коне», известняк, 1998 г.

А. Коваль, «Песня о коне», известняк, 1998 г.

Я приехал во Фрунзовку к родственникам жены. Наш родственник приобрел камни для постройки гаража. Подошел, смотрю – интересная фактура у камней. Пока родственники разговаривали, нашел у него в сарае старую отвертку, молоток. Пошел на задворки, чтобы мне никто не мешал, и начал работать. Я закончил эту работу за два дня. Не знаю, почему сделал лошадь, я ее просто прочувствовал. Эта скульптура  выставлялась на экспозициях и во Франции, и в Японии.

 

НИМФА С ВИНОГРАДОМ

А. Коваль, «Нимфа с виноградом (Виолетта)», бронза, 1997 г.

А. Коваль, «Нимфа с виноградом (Виолетта)», бронза, 1997 г.

Как-то моя студентка посоветовала подружку в качестве натурщицы. Я её долго не мог поставить – нет пластики, все неинтересно. Уже практически отчаялся, и предложил ей присесть, отдохнуть. Она присела, и все сразу изменилось. Я ей сказал: «Так и оставайся». Потом добавил виноград, и получилась «Нимфа с виноградом».

 

КОМПОЗИЦИЯ

А. Коваль, «Композиция», камень.

А. Коваль, «Композиция», камень.

Эти работы – эксперимент.  Я ходил гулять с внуком на море, он собирал цветные стеклышки, а я рассматривал камни на берегу. И потом дома сделал из них композиции – соединял два-три вместе, и получалась образная скульптура.

 

СЛОНИК

А. Коваль, «Слоник», дерево, 2007 г.

А. Коваль, «Слоник», дерево, 2007 г.

Этого слоника я делал по заказу дочери. Она хотела его подарить подруге, которая коллекционировала слоников. Я нашел кусочек красного дерева, неделю его делал. Когда закончил, дочка говорит: «Нет, я его себе оставлю, а ей куплю другого». Так он у меня и остался.

Коваль на сайт

Александр Коваль, скульптор

А. Коваль, композиция «Юность», Одесский художественный музей.

А. Коваль, композиция «Юность», Одесский художественный музей.

Anastasia Suvorova

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *