«Женский Doodle» на Чайной фабрике

18813640_1349304218478593_3807383838421544642_n

Что может вмещать чемодан? Что способен поведать чемодан? Причём тут дудл? И немного об оригинальном по форме своего оформления виде «чемоданного искусства».

Итак, Doodle, дудл чему или о чём? Когда я первый раз шла смотреть выставку, а было это в первый по-настоящему жаркий день, то, ВДРУГ, стала мне вспоминаться Бетти Фридан и акции сжигания бюстгальтеров американскими дамами в 60-х прошлого столетия.

Но дудл на Чайной фабрике оказался не «специвэнтом», как и положено, но скорее «разнотемьем», т.е. НЕ Doodle’ом. А чем?
Так называемый «текст на стене» – поясняющий, проясняющий отличается литературными достоинствами, но отнюдь не намерением прояснить. Ладно. Осмотрюсь сама. Хотя я не разделяю точку зрения «пуристов», что если нужен текст, то произведение искусства не состоятельно.

18765719_1343269235748758_5600130245453960804_n (1)

Да, если сразу отмести неумелые и нелепые живописные и графические картинки, то можно обнаружить «чемоданное искусство». Yes! Берёшь чемодан и разворачиваешь его «экспозицию» (нутро), где тебе захочется! Художник уходит от галерейной, фестивальной и прочей зависимости. Идея хороша сама по себе, как принцип.
Хороши также коллажи Лилии Климовой, они – «сделанные», = многослойные, = подвластны длительному рассматриванию, там ЕСТЬ что усмотреть (довложить в смысловом отношении). Т.е. выставка вполне тянет на звание «современного искусства», хотя с первого взгляда она кажется таким себе «одесским постконцептуализмом» со значительным привкусом «Арт-рэйдерства» (акций на Староконном рынке).

Справа посреди объектов сразу привлекают внимание задранные вверх ноги, такие белые, объёмные от манекена, а рядом с ними торс, тоже белый, тоже объёмный, но как форма для демонстрации одежды (ах, вот почему меня ориентировали на женско-феминистское нечто!).

18881721_1349304035145278_4591033024629760416_n

18838950_1349304208478594_8334245284338046850_n

Однако ВСЯ экспозиция носит оттенок игры, возврата к прошлому – не ностальгичному – там и демонстрация, радостная, нет, ЖИЗНЕрадостная единения в ходе демонстрации. Что разбивается такими себе безмозглыми очаровашками, чай пьющими.
Увидела я и миниобъект Демиена Хёрста, его знаменитого украшенного бриллиантами черепа, но маленький и не с каменьями. На крайне симпатичном чёрном бархатном фоне рядом с жабо… но то было НЕ жабо, а кружевные трусики. Н-да, ехидно. Каждый чемодан Лилии Климовой имеет и тему, и оригинальное воплощение идеи: там тебе и глаз из прорехи вылазит; и корабли/ки на ракушках и мелководье (название «Приплыли»); неприятно выглядит оторванная голова, хоть и куклы; а вот «Лебединое озеро» из пенопласта с резиновыми лебедями и этими самыми «ногами вверх» тянут на напоминание о путче горбачёвских времён (эхма).

18882143_1349304478478567_4941658177580842916_n

Чемоданные объекты Юлии Жарковой, – а именно она инициировала эту выставку – посвящены буддизму… Что меня, грешным делом, не убедило и уж очень далеко от насущных проблем как страны, так и моих лично. Хотя-хотя нежнейший объект a la Калдер, такой прозрачный, до призрачности… раскачивается себе. Т.е. в целом, скорее не женская, а «девчачья» выставка.

Лилия Климова жалуется (или хвастается?), что весь её дом ЗАВАЛЕН остатками чего угодно, что МОЖЕТ пригодиться для будущего проекта. И уже имеются задумки, и будет то не Doodle’ом, а чем-то более актуальным, но всё равно в чемоданах.

Уте Кильтер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *