Лилия Климова: каждому художнику очень важно рассказать о себе

19029264_1585963141421880_1788275337490864352_n

Лилия Климова журналист, художник, куратор, поделилась, почему у проекта “Дудл” такой формат, а также, каким образом она пришла к изобразительному искусству и к кураторской работе.

Расскажи немного о себе. Когда и где родилась, кто родители, что закончила? 

Я родилась 14 ноября в1970 году, в селе Жовтень, Одесской области. Росла с мамой. Она работала заведующей отделением связи. С отцом мама разошлась еще в моем глубоком детстве.

Закончила филфак ОНУ. В течение двадцати лет проработала журналистом на радио “Глас”, “Просто радио”, в газете “Афиша Одессы”. Очень много писала, иногда мозг взрывался. Прекрасно понимаю, как трудно расшифровывать все эти интервью, как тяжело приводить чужие мысли в читабельный текст.

18921753_1585956538089207_9214348935891081932_n

Хоть кто-то меня понимает… Как ты вдруг художником решила стать?

После того, как я родила второго ребенка, решила сменить сферу деятельности. Мой первый муж – художник. Всю жизнь я дружила с художниками, основное времяпрепровождение – это выставки, хождение по мастерским, общение в творческой среде. И всю свою жизнь я завидовала художникам.

Мы ездили на пленэры, и пока они писали, я собирала всякие цветочки, камушки… Спустя года я поняла, зачем завидовать? Просто нужно было что-то начинать делать. Во мне появилась свобода, –когда хочешь, берешь и делаешь. Это было семь лет назад. Муж мне сказал: “Можешь не писать, не пиши“. Я могла тогда позволить себе не писать. Полностью погрузилась в книги.

Потом у меня начало срывать крышу и мне захотелось писать маслом. Стала брать уроки живописи. Нашла себе преподавателя, сказала, что хочу писать, и что мне нужно что-то яркое. Она мне натюрморты ставила. Потом я, конечно же, пришла к тому, что мне нужен и рисунок. Сначала не хотела рисовать все эти шары и кубы, казалось, заскучаю и брошу. Сейчас мне эти упражнения по рисунку очень нравятся, ничего не вызывает отторжения. Хожу вместе с сыном в изостудию. Там дети семи-десяти лет, мне дают задания, и я рисую вместе с ними.

18767512_1349304058478609_2368371791730239333_n

Но кроме изобразительного искусства мне очень нравится реализовывать себя в каких-то объемных вещах. Делала скульптуры из фанеры, большие. Хочу сделать целую серию. Работа со скульптурами из фанеры началась два года назад. Я полностью отключилась от фейсбука, перманентное сидение в соцсетях всегда отвлекает от работы. Это очень важно, чтобы сознание было свободно. Я перестала думать постами и полностью погрузилась в свою тему.

Мне очень интересна тема лэндарта. Я участвовала во многих подобного рода проектах, в том числе у Сергея Лиховида, в его “Паутине”. Сейчас хочу у себя в саду и на берегу Днестровского лимана сделать скульптуры.

Могу работать и как автор непосредственно, и как куратор. Собрать художников, сделать что-то неординарное, поиграть с какой-то идеей, чтобы посмотреть на нее с разных сторон.

 Возможно ли с помощью искусства привести социум к переосмыслению существующей реальности, подвести их к какой-то духовной составляющей?

Мне кажется, что кроме как с помощью искусства, внедрения культуры как таковой, иначе и не получится. Все наши “негаразди” в стране из-за того, что мы бедны культурой. Все наши язвы в обществе вылились в военный конфликт на территории страны. Если бы у нас не было этих язв, этой бедной культуры в сознании всего нашего общества, Россия не смогла бы делать то, что она делает сейчас.

Все возможно исправить только с помощью возрождения, изучения и распространения культуры как таковой. Это – единственное лекарство. Но пока все, конечно же, очень печально. Народ у нас в этом отношении малообразован, если не сказать – невежественен. Мы все воспитаны в соцреализме и все, что им не является, социум не принимает, не понимает.

Общалась недавно с одним художником, он рассказывал, что в Германии даже в очень маленьких городках есть художественная галерея. У нас же на открытия выставок ходят одни и те же люди, государство и музеи не вкладывает в развитие искусства, художники выживают своими силами.

18813360_1349304141811934_2785084406698520390_n

Я как-то придумала себе миссию – нести искусство в народ. Мы с подругой устраивали арт-ярмарки. Сначала в Горсаду, потом на других площадках. Потом придумала одну провокацию создать. В мясных лавках повестить картины. Представляешь? Вся эта колбаса, мясо, ребра, потроха и картины на стенах…

Но как-то я остыла по поводу того, чтобы нести искусство в народ…

Искусство народу не нужно?

Ну, не то, чтобы совсем не нужно…Но каждый сам должен сделать какую-то работу, какое-то небольшое усилие над собой для того, чтобы прийти к этому искусству.

Мне не нравятся эти разговоры о том, что государство должно что-то делать. Я бы не хотела, чтобы представители государственной власти вмешивались в мою работу. Но государство может создавать какие-то благоприятные условия. В прошлом году в МСИО приезжала художница из Польши, показать свои работы. И я в какой-то момент спросила, где она берет средства на выставочную деятельность. Она сказала, что у них государство финансирует художественные проекты. У нас этого, конечно же, нет. У нас искусство находится по мастерским. Покрывается пылью, плесенью, не выполняет свою функцию, не работает  в итоге. Чтобы это все работало, должна быть государственная программа, музеи и галереи должны участвовать в процессе развития культуры страны.

Расскажи, как впервые возникла идея провести “Чемодан-арт”?

Был такой проект “Арт-катакомбы” в селе Нерубайское в 2016 году. Мы собрали группу авторов, и там была первая выставка чемоданов. Это происходило и возле катакомб, и в самих катакомбах тоже было несколько объектов. Организаторы привезли целый автобус с журналистами из Киева, было очень много людей. На конкурсе ивентов в Украине проект “Арт-катакомбы” занял первое место.

Чемодан для меня – это минигалерея, где нет куратора, директора и т.д., и никто не может мне что-то диктовать. Я могу сделать какую-то работу, взять чемодан и выйти на перекресток, и вот тебе галерея. Сам по себе этот предмет вызывает какие-то эмоции, воспоминания. Нужно, конечно, хорошо продумывать, что класть в чемодан, чтобы это все вместе играло.

18920267_1585958151422379_2505015809314857069_n

Кто тебе интересен из художников?

Мне нравится Жанна Кадырова, группа РЭП, Луиза Буржуа, Олакур Элисон. Вот когда я смотрю на его работу, думаю – это я должна была сделать!..

У Луизы Буржуа иная эстетика, но это честно и это мне очень нравится. Она всю жизнь проговаривала темы своего детства, воспоминаний… И это проговаривание, длиною в творческую жизнь, мне очень близко. Это то важное, что мне хочется рассказать. Что может человек рассказать в искусстве? Он может рассказать только о себе. Мне нравится то, что делали древние китайцы: не рассказывать о себе, например, а о том, что ты видишь, какие веточки ты видишь, что происходит вокруг тебя – и это создает определенное впечатление.

Каждому художнику очень важно рассказать о себе. Мне, как бывшему журналисту, все-таки, социум импонирует… Возникает, конечно же, желание спрятаться и отключится от мира, но, тем не менее, взаимодействовать с ним интересно.

“Все-таки” здесь слово ключевое. Как возникли первые работы?

Мои сегодняшние и прошлые объекты появились, как комментарии к определенным событиям. Первый объект был “Писающий президент”. Это еще 2013 год, еще до всех событий. И эта скульптура так забавляла меня, так веселила. Я всем показывала, конечно же. А потом мне звонит Учанина и предлагает участие в выставке.

18951454_1585961411422053_7417882210398704087_n

Пишешь куда-нибудь?

 Нет, никуда не пишу. Хотя, бывает, возникает крамольная мысль, что нужно найти работу, может, копирайтером каким-то. Но как представишь, какое количество дерьма через себя пропускать придется, так сразу желание отпадает.

Не дай тебе боже, действительно. Лучше уж мемуары пиши. А из наших художников кто нравится?

Из наших художников мне нравится ранний Ройтбурд, Гусев. Вообще, у тех ребят, которые прошли Сорос, хорошая школа. Я за всем этим наблюдала и даже была в смешной, потешной оппозиции к Соросу. И меня удивляла организация, которая дает художнику деньги, а он за это делает работу. При этом у меня было море знакомых, талантливых художников, которые сидели без денег и писали. Был один товарищ, рассказывал, что когда совсем уже долго хорошо не ел, приходило время для писания Потемкинской лестницы.

Вот он – край. Виды Одессы…

Спустя время я, конечно же, оценила фонд Сороса. Это хорошо продвинуло некоторых художников.

Планы на будущее?

Планов много. Хочу сделать отдельную выставку-комментарий к событиям и работы, посвященные каким-то болевым ощущениям. Эта визуализация журналистская мне очень близка.

Также хочу сделать скульптуры из дерева. Появляются идеи о создании больших, монументальных работ. Хотелось бы на днестровском лимане проект сделать. Но сначала нужно привести побережье в порядок, чем я и собираюсь заняться в ближайшее время.

18920334_1585961828088678_1072804327849397823_n

19030250_1585957211422473_1543126281916552238_n

Беседу вела Анна Литман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *