ОСОБОЕ ВИДЕНИЕ


Aндрей Ясносекирский серьёзно увлекся фотографией ещё в школьном возрасте.
С 1986 года записался в студию изобразительной фотографии при доме творчества профтехучилищ г. Одессы. Руководителем студии был Ладыженский Борис Ильич, который укрепил его интерес к фотоискусству. С этого же периода Андрей начал активно посещать собрания одесского фотоклуба «Фотон».

 В 1987 г. поступил в Одесский Политехнический Институт на Атомно-энергетический факультет. В 1988 г. был принят учеником фотографа-лаборанта на “Фабрику Одессфото”.

Во время обучения в Одесском политехническом институте, был инициатором и организатором фотовыставок и фотоконкурсов. Делал фоторепортажи, освещающие общественную жизнь студенчества. Плотно сотрудничал со студенческими театрами ОПИ и ОТИХП. С 1988 г. на общественных началах проводил уроки фотографии в подшефной институту школе-интернате № 2 для учеников старших классов.

С 1989 г. Андрей работал руководителем фотокружка в центре детского творчества, организовывал для детей многочисленные фотовыезды. Также принимал активное участие в организации и работе летних детских палаточных лагерей, в которых вёл занятия по фотографии. В рамках программы социально-психологической реабилитации детей с ограниченными возможностями работал со слабослышащими детьми. В настоящее время активно сотрудничает с детским экологическим центром при доме детского творчества г. Ильичёвска.

Основные интересы в художественной фотографии – пейзаж, городской пейзаж, театральная съёмка, репортажи с музыкальных мероприятий, жанровый социальный портрет. Кроме того, со студенческих лет Андрей увлекается пешеходным туризмом, что нашло отражение в тематике его работ. Профессиональная деятельность автора связана с архитектурной и интерьерной фотографией, что также повлияло на его творческие приоритеты.

Член Союза фотохудожников Украины.

На протяжении творческой карьеры (начиная с 1986 г.) принимал участие в многочисленных коллективных фотовыставках и артпроектах. Дипломант местных и международных фотоконкурсов. Работы публиковались в каталогах художественной фотографии и периодических изданиях.

19554997_1690741694568783_342550013067882239_n

Когда ты стал увлекаться фотографией?

С самого детства мне не давал покоя фотоаппарат отца, и я его периодически «воровал». Мне было лет восемь где-то. А примерно лет в десять у меня появилось желание остановить момент, и тогда я стал осознанно щелкать, и искать красивые кадры в видоискателе.

Что снимал? Что было интересно?

Уже где-то лет в двенадцать начал понимать, что именно хочу фотографировать. Мы как раз в то время переехали на поселок Котовского. А родился я на знаменитой Канаве. Строгановский мост, Спуск Кангуна – это все мое детство. Моего родного дома теперь уже нет – он сгорел (чуть позже, ближе к нашему времени). Все мое раннее детство прошло на улицах и во дворах старой Одессы.

В восьмидесятом году мои родители купили квартиру на поселке Котовского. Окна нашей высотки тогда еще выходили прямо в колхозные поля, и там я уже бродил с фотоаппаратом по лесопосадкам и полям, по Лескам, Крыжановке, Фонтанке… Бывало, доходил аж до Вапнярки. Снимал местный лес, эти бесконечные поля, берег моря.

038

Почему снимал природу – не город, не людей?

Очень любил гулять и одновременно снимать. Людей я особенно не любил фотографировать, да и не умел тогда. Впоследствии, конечно, пришлось снимать людей, поскольку это такая профессия – если ты фотограф, значит, приходится иметь дело с людьми. А меня интересовало именно таскаться туда, на мыс «Е», это примерно между селом Лески и Фотанкой. Я какие-то безумные крюки делал, бывало, уже на велосипеде, проезжал километров по тридцать-сорок в день. Ну, и щелкал всю эту природу.

А недалеко от дома была ферма, почти на самой границе города…

Реальная ферма, с курами?

Реальная вполне ферма, коровами, свиньями и навозом. Правда, кур там не было – был, кажется, старый птичник, но пустой, полуразваленный. А главное – там паслись кони. Я к этим коням ходил кататься. А они – пуганные были, я нападал на них, как леопард из травы, запрыгивал прямо на бегу, хватался за гриву и ездил до тех пор, пока мог удержаться. Поэтому я, немного до сих пор умею ездить верхом и при случае люблю заглянуть к знакомым конюхам. Но вот фотографий животных у меня не особо много – анималист из меня не вышел.

050

У тебя сохранилась «молодая поросль» твоих фотографий?

Ничего почти не сохранилось, вернее, очень не много. Где-то на рубеже веков у меня был период творческого и возрастного кризисов. Был архив из двух тысяч пленок, и я его весь сжёг.

Жалеешь?

У меня в жизни мало моментов, когда бы я о чем-либо жалел. Было просто настолько много пленки, что разобраться с этим всем было невозможно. Я снимал быстрее, чем печатал. И они меня задушили в какой-то момент. Знаешь, наверное, когда слишком много сырого материала, больше думаешь, как его разобрать, чем о том, что ты хочешь снять еще. Давит, не то слово… Я уже не мог это все переработать. Решил, что старые архивы – это куча бесполезного барахла. Дальше – больше, решил, что фотография – это что-то, что мне мешает строить свою жизнь. Я и сейчас часто не доволен тем, что делаю, но тогда была реальная хандра и безнадега. Считал, что я – полная бездарь. Так что жег архивы методично и с особым остервенением.

Естественно, что долго без этого «допинга» прожить не смог.

1987-02-25-015

1988-08-26-004

Надолго тебя хватило?

А как сжег, так на следующий день пошел снимать. Было хуже, чем у алкоголиков, у них получается по три дня держаться, а я ни дня не смог. К тому же и технику всю обновил (как-бы усугубил свою “зависимость”).

канава 1

У тебя есть любимая камера?

Обычно я больше всего люблю последнюю, которую приобрел. Вот, посмотри. Я купил ее специально под те задачи, с которыми работаю конкретно сейчас. А сейчас я в основном снимаю театр, потому что считаюсь официальным фотографом в театральном агентстве «Антреприза». Кроме того, я снимаю концерты, а там условия очень похожи с театральной съемкой – часто света совсем мало, поэтому я и взял себе сейчас профессиональную репортёрскую камеру с очень высокой чувствительностью.

Но всё же любимчик есть. Больше других я люблю вот эту камеру – фотоаппарат 1976 года, модель Nikkormat FT3. Он почти мой ровесник, полностью механический. Ты даже не поймешь, как его переключать – скорости у него переключаются совсем в неожиданном месте – под объективом, а не сверху, как обычно. Он до сих пор полностью рабочий, очень удобный, все под рукой, возможно, даст фору многим современным камерам про продуманности управления. Я с ним очень долгое время работал. Он у меня снимал при сорока пяти градусах мороза, и ни разу не дал сбоя. Ничего не боится, даже в костре побывал когда-то.

Я так понимаю, ты отдаешь предпочтение фирме «Никон»?

Дело в том, что этому фотоаппарату, которому сорок лет, я могу спокойно поставить почти любую оптику из своего современного парка, и она будет с ним работать. Старые объективы у меня тоже есть, и они на новые камеры садятся также без проблем. У других систем такой номер не пройдет. Ну, разве что в зеркалах Pentax, но у них нет топов такого высокого класса, как у Nikon. С Pentax я тоже работал в свое время, но потом все распродал. Ну и вообще, так исторически сложилось, что я почти тридцать лет сижу на Никонах и знаю большинство нюансов этой системы уже на уровне рефлексов.

02

Не думаешь о том, что когда-нибудь по твоим фотографиям люди будут видеть, как выглядела старая Одесса?

Есть фотографы, которые документируют город лучше меня. Игорь Ситник, например, делает отличные фото – и исторически правдоподобные, и с декоративной эстетикой у него все в порядке. Мой город обычно никто не узнает. Декоративности в этих фотографиях тоже не много. Снимая город, я ставлю перед собой совсем другие задачи.

Кроме города, с какими объектами ты еще работал?

С 2003 года я стал работать в качестве фотографа-фрилансера. Причем, я же не свадебный фотограф, а технический. Снимал промышленные объекты, автопарки, стройки. Конечно, больше всего у меня было интерьерных заказов – в основном нанимали риэлторские компании, иногда архитекторы, чтобы запечатлеть свои реализованные проекты, приглашали рестораны и бары для буклетов и проспектов. Интерьерки было много, я ее любил, хоть это было нелегко чисто в физическом плане. Брал также предметку для каталогов и рекламы, оборудовал у себя в комнате небольшую студию для рекламной съемки, снимал также ювелирку.

Сейчас снимаешь сложные объекты?

Съемка одного пром-объекта занимает обычно шесть-восемь часов. Физически это выдержать очень сложно. Всю эту байду нужно же с собой таскать – свет, штативы, объективы… Я же “по-взрослому” все это снимал. Сейчас полностью отказался от заказов, благодаря которым неплохо жил, потому что не могу тянуть их после болезни. Лишь изредка беру выездные заказы, если не далеко и не долго.

У меня запросы очень небольшие. Когда ты человек не семейный, в финансовом отношении выжить легче. Вредных, растратных привычек у меня нет, разве что, могу купить новый фотоаппарат или объектив.

Плохо то, что я перестал заниматься спортом. В юности бегал, занимался китайской гимнастикой, в любое время года каждое утро бегал на море с коротким заплывом, включая зимние месяцы. В студенческие годы увлекся скалолазанием и горным туризмом, ходил в походы до тех пор, пока не слег из-за болезни (что случилось не так давно). К сожалению, перестал вести тот активный образ жизни, который был для меня привычен.

22

Существуют моменты, которыми ты гордишься?

Своих собственных достижений, пожалуй, и не назову. Хотя мне лестно, что меня позвали участвовать в выставке «Эффект преломления» в начале 2016 года. Это была первая фотовыставка такого серьезного уровня, которую пустили на площадку Одесского художественного музея. Там я выставлялся наряду с десятью ведущими мастерами нашего города, включая покойного Валентина Хруща. Вообще, это сложный вопрос, я не люблю себя хвалить, да и не умею особо.

Легче гордиться за всю Одессу. К примеру, в прошлом году был всеукраинский конкурс фотоклубов, и два наших одесских фотоклуба поделили первое место. Уже пятый год подряд Одесса не опускается в рейтинге. Хотя я считаю, что с фотоискусством у нас не все хорошо. Люди снимают какую-то попсу, но при этом мы как-то держимся на общем всеукраинском фоне.

Часто у тебя выставки происходят?

Чтобы состоять в Союзе фотохудожников, нужно участвовать хотя бы в двух выставках в году. Ежегодных больших выставок – три, не считая биенале. На деле их гораздо больше, с интервалом в месяц-два. У меня есть планы по поводу организации собственных выставок. Но чтобы их реализовывать, нужно финансирование. Я обычно самостоятельно организовывал свои персоналки, но мне они выходили по деньгам, в основном, в минус. Нужно снять помещение, напечатать и оформить работы, нагнать прессы, организовать фуршет, запустить промо, – всей этой канителью заниматься организационной с точки зрения денежной преференции абсолютно не выгодно. Люди умудряются даже что-то продавать, но у меня редко когда бывало, чтобы выставка приносила прибыль. В Одессе вообще такого не было. В других городах – да, бывало, и зарабатывал. На Волыни у меня как-то даже польское консульство выкупило всю экспозицию, но это единичный случай.

04

Чем занимаешься сейчас? Есть ли какие-то проекты на будущее?

Да, конечно. Делаю по совместительству сайт для нашего Союза фотохудожников, буду и модерировать его. Пришлось осваивать смежную специальность веб-мастера. Собственный сайт (https://adiart.od.ua/ ) я тоже полностью написал самостоятельно и содержу его в актуальном состоянии по мере сил.

Как у фотохудожника, тоже есть планы. У меня достаточно много городских пейзажей, та же Канава моя родная. Серия пока в работе, но материала уже хватает на полноценную экспозицию. Пока эти работы не отпечатаны, нужны, опять-таки, ресурсы.

Кроме того, хочу заняться изготовлением авторских фотокниг, в первую очередь, конечно, своих, но и на заказ тоже. Даже приобрел оборудование, для этих целей.

Есть проект Музея фотографии (не мой личный, конечно – это инициатива одесского правления НСФХУ), но городские власти не идут нам на встречу и не хотят давать помещение. Хотя, надежда еще не умерла. Музей нужно делать в хорошем, доступном месте, это должен кто-то проспонсировать, также необходимо получить «добро» от горсовета. Если эти планы начнут реализовываться, буду принимать в этом непосредственное участие. Хочется верить, что это рано или поздно произойдет.

037

053

Андрей Ясносекирский, фотограф

Андрей Ясносекирский, фотограф

Беседу вела Анна Литман

 

 

 

 

 

 

 

 





 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *