МИХАИЛ ВАСИЛЕНКО: «СЕЙЧАС ИЗМЕНИЛСЯ И АРТ-РЫНОК, И СПРОС»

Михаил Дерегус,
«Козак», 1970-е. Фото — «Золотое сечение»
Михаил Дерегус, «Козак», 1970-е. Фото — «Золотое сечение»


Михаил Василенко — совладелец аукционного дома «Золотое сечение», искусствовед, эксперт, куратор аукциона «Классическое искусство».

В интервью «Худкомбинату» Михаил рассказал о деятельности аукционного дома, украинском арт-рынке и том, какие работы вызывают наибольший интерес коллекционеров.

Мы поговорили с Михаилом накануне аукциона тиражной графики «Editions», на котором были представлены работы художников с мировым именем, графика отечественных художников и художников-шестидесятников. Среди произведений украинских художников, показанных на предаукционной выставке — работы Василия Касияна, Михаила Дерегуса, Леопольда Левицкого, Григория Гавриленко, Александра Аксинина, Эрнеста Коткова.

111

Михаил Василенко, совладелец аукционного дома «Золотое сечение»

— Аукционный дом работает с 2004 года — тринадцать лет. Насколько изменился покупатель предметов искусства за эти годы?

За последние пять лет клиентская база существенно обновилась. С середины двухтысячных по десятые больше коллекционировали советское искусство. Портрет покупателя тех лет — человек от пятидесяти лет, который застал советское время и оно вызывает у него ностальгию.

Сейчас изменился и арт-рынок, и спрос. Первым по объемам продаж идет современное искусство, потом андеграунд, потом классика. Больший интерес вызывают шестидесятники, произведения официального советского искусства отошли на третий план. 

Один из заметных трендов — цены на рынке современного и классического искусства существенно упали. При этом интерес к работам высокого уровня вырос — многие понимают, что сейчас удачное время для покупки. Как только начнется экономический подъем — цены снова вырастут. Многие клиенты покупают классику и советское искусство, рассчитывая на перспективы роста.

Некоторые покупатели рассматривают искусство с инвестиционной точки зрения. Есть те, которые рассматривают его с эстетической точки зрения. Другим необходимы работы для украшения интерьера. У каждого клиента — свои задачи, и это хорошо.

333

— Насколько аукционные дома влияют на формирование рынка?

По моему мнению, аукционные дома — первая институция, которая влияет на формирование рынка. Частные галереи и дилеры заключают закрытые сделки. Аукционы публично заявляют цены, по которым они продают работы.

Часто тот или иной лот выставляют по заниженной стоимости, чтобы узнать его настоящую цену — если вещь вырастет в цене в несколько раз, то цена реальная. Но если цена завышена, то работа либо не продается, либо продается по стартовой цене. Хотя бывают и случайности — хорошие работы выставляются по низкой цене, а их никто не покупает. Но такие работы продаются после аукционов в течение нескольких дней.

444

— Какими качествами, по-вашему, должен обладать человек, чтобы заниматься аукционным бизнесом?

Необходимо постоянно видеть много работ: смотреть на оригиналы в музеях, чтобы научиться отличать хорошие работы художника от неудачных, а оригиналы — от подделок. Работы одинакового формата, написанные художником в тот же период могут стоить по-разному. Одна создана второпях и в плохом настроении, а в другую художник вложил душу.

Кроме того, необходимо знание арт-рынка, понимание того, что сейчас востребовано. Для этого нужно поддерживать связь с широким кругом коллекционеров. Кроме того, следует быть в курсе трендов на мировом арт-рынке. То, что происходит за рубежом, до нас доходит через несколько лет. И важно уметь прогнозировать, что будет дальше.

Еще нужно постоянно самосовершенствоваться, придумывать новые способы продаж и способы подачи.

045 (1)

Григорий Гавриленко. Иллюстрация к произведению М. Бажана «Четыре рассказа о надежде. Вторая вариация», 1978. (Фото — «Золотое сечение»)

— Вы занялись современным искусством позже?

Мы занимаемся современным искусством с 2009 года, когда наступил мировой кризис. Арт-рынок обрушился, многие аукционные дома и галереи закрылись. Мы искали новые направления деятельности аукционного дома. В 2009 году состоялся первый аукцион современного искусства. Его куратором была искусствовед Ольга Балашова. Так мы открыли для себя новый рынок — и познакомились с коллекционерами, которых раньше не знали.

— Коллекция, представленная на предаукционном показе, впечатляет. Расскажите о ней.

Большая часть работ — зарубежное искусство, по прошлому опыту оно вызывает наибольший интерес публики. На выставке — работы художников с мировыми именами, которые можно купить относительно недорого. Это небольшие тиражи, 200-300 штук, подписанные рукой художника. Работы собраны из частных коллекций в Украине и за рубежом. Некоторые из них были приобретены из коллекции в Италии: гравюры Рембранта, Пиранези, триптих Микеланджело. Их владельцем был известный итальянский коллекционер и эксперт.  

Из украинских художников на выставке представлены такие классики, как Михаил Дерегус, Василий Касиян — самые известные графики своего времени. Кроме того, в экспозиции — работы шестидесятников, которые сейчас популярны среди коллекционеров: графика Леопольда Левицкого, Александра Аксинина.

555

— Но посетителей интересуют, прежде всего, громкие, всемирно известные имена?

Некоторые люди не понимают, что такое тиражная графика и им приходится объяснять, что работа выпущена ограниченным тиражом — либо самим художником либо гравером под его руководством. Некоторые после этого разочаровываются, спрашивают: неужели это не оригиналы?

Но тиражная графика — абсолютно другая техника в искусстве, о которой в Украине пока мало кто знает. Поэтому мы ведем просветительскую работу.

— Вы видите свою задачу в просветительской работе?

Конечно. Коммерческие проекты мы чередуем с выставочными, некоммерческими проектами, либо проектами которые более полезны для повышения интереса к определенному художнику. Но это скорее не раскрутка, а донесение до публики ценности того или иного автора. В Украине все знают мировые имена — Рембрандта, Шагала, Миро, но далеко не каждый знает украинских художников.

Но наша цель, помимо просветительской — построение арт-рынка, популяризация искусства и коллекционирования. И показательно то, что на аукционе можно за небольшие деньги купить работы художников с мировыми именами — и так начать коллекционировать.

666

— Назовите имена украинских художников, которые вам случилось открыть для публики.

Если говорить о шестидесятниках, то здесь много имен, к которым мы вызвали новую волну популярности — это Виктор Зарецкий, Алла Горская, Эрнест Котков. Например, Котков прекрасный художник, с интересным творческим мышлением. Но на арт-рынке его произведения появлялись лишь точечно — и никто не видел полной картины. Мы выставили его работы — и они заинтересовали коллекционеров.

Мы постоянно ищем новые имена для аукционов — находим художников, которые либо не выставлялись, либо были забыты.

— Вы сами занимаетесь коллекционированием. С чего начали, что вас интересует сейчас?

Я начинал с классического искусства и икон — это то, что я любил и в чем разбирался лучше всего. Кроме того, у классики наибольший рост цен. Потом я заинтересовался современным искусством и долгое время собирал работы современных молодых художников.

Сейчас я собираю работы шестидесятников:Виктора Зарецкого, Бориса Плаксия, Ференца Семана, Эрнеста Коткова, Станислава Сычева, Валентина Хруща, Романа Сельского. Кроме того, бывают какие-то неожиданные находки: например, Максимилиан Волошин. Год назад я купил работу Давида Бурлюка.

043

Иван Остафийчук, «Аркан», 1965. (Фото — «Золотое сечение»)

— Вы упомянули одесских художников, кто из них сейчас вызывает наибольший интерес?

Из нонконформистов у нас неплохо продаются работы Сычева, Хруща, Ястреб, Ануфриева. Из современных неплохо продаются Гусев, Ройтбурд — но он сейчас, наверное, больше киевский художник. Из молодых некоторое время был популярен Андрей Бабчинский — и на наших аукционах его работы неплохо продавались.

— Насколько быстро вы принимаете решение о покупке?

Я принимаю решение о покупке мгновенно и никогда не беру время, для того, чтобы подумать. Если я вижу, что работа мне нравится, я сразу решаю ее купить.

По моему опыту работы с клиентами, если человек начинает думать — он себя будет внутренне отговаривать от покупки. Если человек понял, что работа ему нравится, он либо покупает ее сразу, либо говорит «я подумаю» и потом ее не берет.

222

— А есть ли советы, которые вы могли бы дать начинающим коллекционерам? Скажем, человек загорелся, хочет коллекционировать, но на начальном этапе ему сложно понять, с чего лучше начать.

Для начала следует минимально разобраться: почитать об истории искусств, различных течениях, посмотреть работы на выставках. Понять, что из увиденного ближе всего, и в этом периоде искать художника. Кто-то понимает и принимает исключительно классику. Некоторые переросли классическое искусство — и им хочется чего-то более свободного, того же авангарда, андеграунда. Но, прежде всего, необходимо доверять своему вкусу.

Любая коллекция должна жить. Некоторые коллекционеры в какой-то период загораются и их порой сложно остановить. Потом проходит время, они понимают, что у них все заставлено работами — и они не знают, что с ними делать. А в самой коллекции лишь треть или четверть достойных работ. А все остальное либо низкого качества, либо из неколлекционных материалов, которые нелегко продать.

Есть немало коллекционеров, которые формируют коллекцию при ограниченном бюджете. Они могут раз в полгода купить работы за 500-1000 долларов. Это небольшие деньги, если разбить эту сумму на год — можно откладывать по сто долларов в месяц. И пусть эта работа будет небольшой, этюдной  — но это будет произведение известного украинского художника.

777

За неделю выставку посетили около 20 тыс. человек. По результатам торгов с молотка ушло более 70% лотов (40 из 55 работ), еще шесть работ были проданы после аукциона. Наибольший интерес участников аукциона вызвала работа Марка Шагала «Подсвечник», цена которой превысила верхний эстимейт и составила 2420 $.

Материал подготовила Анастасия Суворова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *