ОЛЬГА САГАЙДАК: «УКРАИНСКИЙ АРТ-РЫНОК ЗАТИХ — И ЭТО ЕДИНСТВЕННАЯ УСТОЙЧИВАЯ ТЕНДЕНЦИЯ»

lerman-z-eskiz-k-kartine-svadba-ii-polovina-khkh-v

Ольга Сагайдак — искусствовед, совладелица аукционного дома «Корнерс», руководитель благотворительного фонда Dofa.fund. Мы поговорили с Ольгой об аукционировании, состоянии украинского арт-рынка и том, чем он отличается от зарубежного.

Интервью состоялось незадолго до тридцать первых торгов в «Корнерс».  Особенностью аукциона стало то, что на нем не было резервных цен — каждый из 164 лотов стартовал от одного доллара.


14712478_1088809134501639_6070545808732560426_oОльга Сагайдак, совладелица аукционного дома «Корнерс»

Во время учебы в художественной академии, я заинтересовалась тем, как работают аукционы. Тогда на эту тему было немного материалов на русском или украинском языках, интернета тоже не было. Я пыталась узнать об аукционах как можно больше — и в результате написала дипломную работу, посвященную теории и истории аукционирования. После окончания академии я пришла в один из первых украинских аукционных домов к Александру Брею и проработала там два года.

 

Об аукционах

У любого аукциона нет концепции, как таковой. Он должен продавать то, что интересно покупателю. Это бизнес. С другой стороны, аукционы полезны для рынка, потому что происходит публичное фиксирование цены. Все акторы рынка должны быть заинтересованы в существовании публичных торгов — без них невозможно работать ни галеристам, ни дилерам, ни оценщикам.

От того, как выглядят определенный автор или период в публичной продаже зависит очень многое. Большая беда украинского рынка — в том, что отечественных художников даже из первой десятки или двадцатки почти нет в публичной продаже ни в Украине, ни за рубежом.

makarskaya-s-gostinica-ukraina-nachalo-khkhi-v

Макарская С. «Гостиница “Украина”», ІІ половина ХХ в. Цена продажи — 500$. Фото — «Корнерс»

Для того, чтобы украинских художников покупали за границей, они должны появляться на аукционах, и на их работы должна фиксироваться цена. Во время кулуарных продаж из мастерских и галерей эта цена нигде не отражается. И если кто-то из коллекционеров хочет понять, сколько стоят работы того или иного художника, он не может этого сделать. И поэтому при выходе на зарубежный рынок непросто объяснить покупателю, почему эти работы столько стоят.

Последние три года ценообразование на украинском рынке хаотично, цены падают. Успешным можно считать аукцион, на котором продано более пятидесяти процентов лотов. О торгах, на которых купили более тридцати процентов лотов, можно сказать, что они прошли нормально.  Если на аукционе из ста лотов продается десять — нет смысла его устраивать.

 

О том, что сейчас лучше покупают

Некоторое время назад отмечался подъем интереса к современному искусству, сейчас он немного утих. Снизился интерес классике, академической живописи — возможно, потому, что они ассоциируются со вкусами олигархов. А может, еще потому, что они относятся к другой ценовой категории.

zorya-g-lenin-i-khodoki-ii-polovina-khkh-v

Зоря Г. «Ленин и ходоки», ІІ половина ХХ в. Максимальная цена продажи лота на торгах — 750$. Фото — «Корнерс»

На первый план вышли разнообразные авангардные, поставангардные течения, шестидесятники и пр. Но рынка фактически нет, поэтому это сложно оценить. Пока интерес к тому или иному периоду носит скорее гуманитарный, чем коммерческий характер. У тех людей, которые действительно в этом разбираются, немного денег, и они осторожничают.

 

О состоянии украинского арт-рынка

Украинский рынок искусства затих — и сейчас это единственная устойчивая тенденция. Пока нет признаков, позволяющих говорить о том, что рынок оживает. Когда пушки говорят — музы молчат. Когда строятся дома, обставляются квартиры и оформляются интерьеры — у людей есть настроение покупать искусство.  Сейчас у людей несколько иное настроение.

Кроме того, в Украине есть закон, который лимитирует вывоз предметов искусства за пределы страны. Приобретя здесь работу, не всегда можно ее вывезти. И это не может не влиять на рынок.

lerman-z-eskiz-k-kartine-svadba-ii-polovina-khkh-v

Лерман З. «Эскиз к картине “Свадьба”», ІІ половина ХХ в. Цена продажи — 600$. Фото — «Корнерс»

Но есть и обратная сторона медали — сейчас цены настолько упали, что искусство стало доступно значительно большему количеству людей. Я бы очень хотела видеть молодых людей, которым интересно покупать предметы искусства.

 

О портрете покупателя

Украинская публика очень эмоциональна. Большинство людей, которые покупают искусство, руководствуются тем, нравится работа или нет. Холодных инвесторов, которые покупают из-за прибыли, немного.

Мне бы самой хотелось узнать, каков портрет сегодняшнего покупателя. До Майдана я знала, как выглядит покупатель. Раньше нашими покупателями были, в основном, олигархи и представители «той элиты». Сейчас многих из них давно нет в стране.

volobuev-e-sumerki-2000-g

Волобуев Е. «Сумерки», 2000 г. Цена продажи — 550$. Фото — «Корнерс»

Теперь я не знаю, кто современный покупатель предметов искусства. Очень хочется надеяться, что это молодой, читающий и интересующийся искусством человек. Человек, который, с одной стороны, понимает, что предмет искусства — это предмет инвестирования, с другой — ему интересно узнавать что-то новое, он ходит в музеи и посещает выставки.

 

О том, чем украинский рынок отличается от зарубежного

Отличие нашего рынка от западного — колоссально. Мы отстали на столетие. За рубежом первые аукционы проводились еще в восемнадцатом веке. В Украине первый аукцион прошел в 90-е годы двадцатого века. В нашей стране совершенно другой рынок еще и потому, что в свое время многое было вывезено и уничтожено.

Например, рынок декоративно-прикладного искусства развивается во многом за счет того, что привозят из-за границы. У нас очень мало деревянной мебели, фарфора, стекла. Многие зарубежные коллекционеры любят пойти на блошиный рынок, купить вещь девятнадцатого или восемнадцатого века. Здесь это сложно.

gubskij-i-nyu-1996-g

Губский И. «Ню», 1996 г. Фото — «Корнерс»

За границей сложилась традиция, связанная с покупкой антиквариата и произведений искусства — многие люди посещают аукционы, ходят по блошиным рынкам. Скажем, «средние» французы любят поторговаться за старую рамочку, за смешную гравюру — а потом пытаются узнать побольше о своей покупке, обсуждают её с друзьями. У нас, в силу нашей истории, этой традиции нет.

За рубежом очень большая конкуренция. У нас она не настолько сильна — потому, что рынка, по сути, нет. Кроме того, там очень развиты цеховые традиции, существует свой негласный кодекс чести. Очень многое зависит от порядочности дилера, антиквара или аукциониста, от ответственности, которую он готов нести за аутентичность предмета. Если клиент один раз купит подделку или некачественную вещь — это может отбить интерес к коллекционированию.

Но цеховая солидарность в нашей стране определенно есть. Украинские аукционисты дорожат своим именем и им можно доверять.

22339619_1502606079824607_5631379317614867913_o

Аукцион в «Корнерс». Фото — «Корнерс»

Торги в «Корнес» состоялись 10 октября, на них зарегистрировалось около ста участников. По результатам аукциона было продано 100% лотов, средняя стоимость лота составила 150$, максимальная — 750$.

Беседовала Анастасия Суворова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *