НИКИТА КРАВЦОВ: «МЫ НЕ РАСПОРЯЖАЕМСЯ СВОБОДОЙ ДРУГИХ»

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»
Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Никита Кравцов — современный украинский художник. Мы поговорили накануне презентации проекта «Армагеддон» в галерее Invogue#Art, созданного совместно с художницей Камиль Санье-Кравцовой.

4444

Никита Кравцов

Не бывает аполитичного искусства. Все современное искусство, так или иначе, политично, социально — иначе и быть не может, ведь мы живем в обществе.  Художник работает для того, чтобы на кого-то воздействовать. Или он занимается не искусством, а декоративным оформительством. Искусство — это не манипуляция, а диалог со зрителем.

Если я выйду на улицу с плакатом — меня никто не будет слушать. Но люди могут посмотреть на мои работы — и подумать о проблеме, которую я в них затрагиваю.

Armageddon 5, 2017 (collage, 26x49cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Каждый воспринимает искусство по-своему. Как-то в одном из интервью я цитировал Кафку, который говорил, что как только он ставит точку в произведении, оно уже перестает ему принадлежать.

Проблема в том, что люди не оценивают работы, не пытаются их понять, они сразу реагируют. Агрессивная реакция — это своего рода форма защиты. Если человек внутренне не готов к определенной информации — он пытается разрушить то, чего не понимает. Потому, что он боится принять непонятное и признаться, что он не эрудирован, некомпетентен в определенном вопросе.

Armageddon 14, 2017 (collage 20x56 cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Если зрителю не нравится работа — он может просто на нее не смотреть. Задача художника не в том, чтобы заставить зрителя разгадывать загадку. Подобных работ уже было очень много — и на этом было много спекуляций. Художник , если он не просто ремесленник, акцентирует внимание на определенной проблеме.

Сильные работы — всегда самые простые, и очень понятные,  их не нужно разгадывать. Если нужно чересчур много усилий для того,  чтобы понять произведение — возможно, художник слишком сильно все запутал. А, может, даже сам запутался.

Armageddon 4, 2017 (collage, 25,5x49cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Мы не распоряжаемся свободой других.  Каждый имеет право на существование и собственную точку зрения. Но радикальные позиции многих людей — большая проблема.  Они не понимают, что наша страна — это общий дом, и они могут устанавливать свои порядки только в собственных квартирах. Город, страна — то же, что и большая коммуналка.  Мы должны научиться жить вместе— и слушать друг друга.

Мы ставим штампы на людей очень легко — но когда ситуация касается нас, мы более лояльны. Мир не замыкается на каждой персоне. Когда люди это осознают — начнется понимание и диалог.

Armageddon 8, 2017 (collage 21x54cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Нужно разрушить все шаблоны и догмы, которые есть у нас в голове. Любого рода манипуляция станет бессильной. И тогда люди увидят, что никто не может принимать за них решения.  Когда ты решаешь за кого-то другого — ты должен нести ответственность за свои действия. Но у нас человек говорит «я так хочу» — и если он физически достаточно сильный, этого оказывается достаточно, чтобы считать себя вправе решать за других.

Люди должны сами выбирать, как им жить. И невозможно заставить их жить так, как ты хочешь. И не нужно осуждать людей за их выбор. Сейчас во всем мире происходит смена ориентиров. Украина молодое, но очень прогрессивное государство — мы делаем шаги в правильную сторону.

Armageddon 6, 2017 (collage, 26x51cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Художник, который знает, что он делает, и верит в свое искусство — несет ответственность за то, что он делает. А зритель, в свою очередь, имеет право выбирать, нравятся ему эти работы или нет.

Искусство должно быть сферой свободных высказываний.  Если государство или религия заходят на территорию культуры, то искусство перестает существовать.

image2 (1)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова

Мир, в котором нас хотят заставить жить — устарел и никому не нужен. Мы немного застали Советский союз — и это оставило след в сознании многих людей.

Я часто слышу, что в Европе нравственный упадок, а в нашей стране — оплот семейных ценностей. Это неправда. Там есть и религиозные семьи, в которых по 5-6 детей, и семьи с очень нетрадиционным образом жизни. И они уживаются друг с другом, и одинаково имеют право на существование. Главное — это взаимное уважение и принятие друг друга такими, какие мы есть.

IMG_9822 (1)

Экспозиция проекта

Мы живем сегодняшним и немного завтрашним днем. Но мы уже  не имеем право жить прошлым.  С этим связано очень много крупных конфликтов.

Мы говорим, что хотим сделать эту страну лучше для наших детей — и продолжаем выкидывать бычки под ноги и срать в подъездах. Мы прикрываемся тем, что мы заботимся о их будущем — чтобы сделать то, чего хотим мы сами. Детям это сто лет не надо — но их никто не спрашивает.

Люди хотят детей, а в конечном счете рождают себе маленьких рабов — для реализации своих скрытых комплексов. А они такие же свободные люди, как мы, и так же могут выбирать.

IMG_9812

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Иногда бывает сложно разглядеть манипуляцию. Слава богу, молодые люди меньше смотрят телевизор.   В интернете тоже хватает манипуляций, но это лучше, потому, что ты выбираешь, что смотреть и слушать. На том же Фейсбуке половина людей даже не открывает то, что они репостят. Это странная реакция — не вдуматься и проанализировать, а сразу все передать другому.

Главное — не гадить вокруг себя. Начиная от экологии и заканчивая отношениями. В этом году  Швейцария стала абсолютно безотходной страной — уровень переработки достиг того уровня, что они берут мусор в Германии. Когда я переехал во Францию сортировать мусор было для меня непривычно — а сейчас рука не поднимается выбрасывать все в один контейнер.

Armageddon 2, 2017 (collage, 24x52cm)

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

О проекте «Армагеддон»

Задачей было сделать псевдопророческие религозные гравюры о нашем времени. Они – метафора того, что происходит в мире. События в Украине – часть общемирового кризиса. Сейчас совершается переворот в сознании людей: старые правила игры устарели и уже не работают.

Работы проекта изображают рай, который тебя не радует. Рай, про который рассказывают верующим людям — очень страшное место.  Он очень отличается от рая, который я бы хотел для себя.

IMG_9809

Никита Кравцов и Камиль Санье-Кравцова. Работа с проекта «Армагеддон»

Выставка посвящена манипуляциям политиками с религией и сознанием людей. Мы не задаемся вопросом, стоит ли верить в рай. Но мы считаем, что не следует мыслить шаблонно, нужно наблюдать за тем, что происходит вокруг, думать своей головой и делать выводы.

Политика не должна влиять на религию — она очень сильно воздействует на многих людей.  Если церковь получает реальную власть, ничем хорошим это не заканчивается. Как пример — средние века, с изощренными пытками еретиков и инакомыслящих. Нужно постоянно следить, чтобы этого не происходило и не допускать повторения ошибок наших предков.

IMG_9826

Экспозиция проекта

О проектах, которыми сейчас занимается

Я готовлю несколько книг на Книжный Арсенал. На нем мы представим книгу Дмитрия Шерембея. После сотрудничества с издательством Основы, для которого я иллюстрировал Уголовный кодекс, людям понравился стиль моих иллюстраций, и они стали обращаться ко мне с заказами.

Еще я совместно с Владом Иваненко, главным редактором журнала Плейбой, готовлю книжку-раскраску. Сам проект не имеет отношения к журналу, Влад писал небольшие смешные тексты-тезисы, а я их иллюстрировал. Мы начали делать ее как раскраску-антистресс, но получилась стресс-раскраска — из милого юмора все превратилось в сарказм и треш.

Беседовала Анастасия Суворова

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *