АЛЕКСАНДР МИЛОВ: «ИСКУССТВО И ПИАР НЕОТДЕЛИМЫ ДРУГ ОТ ДРУГА»

Александр Милов. «Любовь»

Александр Милов — одесский художник, скульптор, мультипликатор, режиссер. Получил широкую известность в 2015 году — после того, его работа «Любовь» попала на фестиваль Burning Man в США. После этого установил в городе несколько работ — например, «Врата рая» и «Дарт Вейдер». Кстати, знаменитая «Любовь» скоро появится в Одессе — её открытие планируется этой осенью.

526443_3994581883127_1015130575_n

Александр Милов. Источник

Создание скульптуры — это не работа. Скорее, ситуация, которую нужно как-то разруливать.

В основном создание чего-то начинается с вопроса: чем бы заняться, чтобы не сидеть без дела.  Но то, что я делаю — скорее дизайн, чем искусство. Я не считаю себя скульптором. Я скульптор несколько раз в год по пятнадцать минут — когда с кем-то договариваюсь об установке работы.

В какой-то момент мне стало понятно, что меня не интересует, сделана работа моими руками или нет. У меня есть много пробелов в знании анатомии и т.д. И я хочу от этого абстрагироваться.

37787952_1848294005206928_995398717123067904_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

Многие из работ леплю не я. Я делаю эскизы — а воплощает их десять человек одновременно. У каждого — свои навыки, я понимаю, чем каждый из них интересен, и их координирую. Я ищу материал, который соответствует моему замыслу — и люди на каком-то этапе тоже становятся этим материалом — как краски.  У того, что делает каждый из них — свои особенности. Но если собрать все вместе, получается что-то совершенно другое. В такой работе есть эффект неожиданности — иначе мне было бы скучно. Здорово, когда ты доверяешь человеку, инициируешь создание работы, а он говорит — о, класс, давай попробуем!

Нельзя поставить цель стать художником. Это состояние души. Но у меня нет сверхцели, я чемпион по прыжкам в ширину. Я не знаю, чем я буду заниматься завтра. Все это — игра. Просто взрослеть — скучно. Серьезные люди с серьезными лицами, говорящие на серьезные темы — вообще не наш клиент.

36512421_1809397755763220_5594111434645569536_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

Художники пытаются оставить о себе память — или в себе оставить память от какого-то события. Хотя это совершенно не важно. Круто, когда люди могут над этим постебаться. Например, Уорхол гениален. Все, что он делал — это ничто, но у него была способность дурачиться.

Так что я не художник. Мне кажется, они все слишком серьезно подходят к вопросу. Я точно понимаю, что моя задача всех веселить — и делать это легко. Я скорее шут. Делать что-то пафосное и никому не нужное — не хочется.

Конечно, творческая составляющая важна. Но самая важная вещь — это адекватность и ответственность. Если ты не делаешь того, что обещаешь — все остальное не имеет смысла. Люди, которые хотят тебе помочь, исчезают — они устают тебя ждать, какой бы ты гениальный ни был.

В современном мире пиар  — часть работы художника. Искусство и пиар неотделимы друг от друга. Занимаясь чем-то одним, ты не можешь продвинуться. Я знаю много интересно мыслящих  художников — но им сложно коммуницировать с другими людьми. Они потеряли в себе детей и слишком серьезно ко всему относятся. Успешными становятся те, кто расчетливей и не имеет никакого отношения к творчеству.

32395209_1751116811591315_3385696288208060416_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

В детстве у меня были хорошие художественные навыки — и я очень много рисовал. Потом я понял, что рисовать то, что не реализуется, нет смысла. И этот навык ушел. Если ты воплощаешь идеи в жизнь — у тебя есть нужда в том, чтобы в голову пришло что-то новое. А когда эскизы просто лежат  — ничего придумывать не хочется.

«Любовь» была реализована десять лет назад в небольшом формате. Она показывалась вместе с пятнадцатью такими же работами — думаете, кто-то обратил на нее внимание? А вот Burning Man — совсем другое дело, там собирается вся элита и т.д.. Эта работа попала в идеальное место и время. Такое попадание бывает очень редко. Шансы, что так случится еще раз — ничтожны.

37318_1315331457857_7706072_n

Первая «Любовь». Источник

Любовь

В 2015 году на Burning Man собирался поехать мой друг — мы решили вместе купить билеты. Всего в продажу поступает 70000 билетов — и их разбирают за первые пятнадцать минут. Я купил, а у него не получилось. Тогда он мне предложил подать на грант — если мы его выиграем, то в заявку можно вписать свою команду. Я достал старый эскиз, и мы его отправили. Четкого понимания, какую работу стоит предложить, у меня не было. Это мог быть любой другой эскиз. Скульптура должна была поместиться в контейнер — и только потом мы начали думать, что это будет.

12112174_10208038657270805_5615131235657197615_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

Сумма гранта покрывала материалы — но на эти деньги нельзя было доехать. Мы организовали кампанию, рассказали друзьям — но все пожимали плечами.

Письмо от организаторов с подтверждением нашего участия пришло, когда мы дали задаток за квартиру — собирались купить жилье детям.

11703366_941560215897276_9150690553501797730_n

Презентация проекта «Любовь». Источник

Мы решили, что покупать недвижимость — неинтересно. В следующий раз не будет возможности потратить такую сумму денег. Я предложил подбросить монету — и она упала орлом. Деньги на изготовление скульптуры были нужны сразу — поэтому купить квартиру было невозможно.

11427230_10153065529350958_8903388191173786369_n

Александр Милов. «Любовь» на одесском пляже. Источник

«Любовь» сделана очень быстро — за два месяца. Не могу много рассказать о том, как прошел фестиваль  — я привез работу, поставил и ушел. Тогда передо мной стояла задача установить скульптуру — и все. Я не собирался возвращать ее назад — денег на это не было.

17903965_10155249254928464_1051907745646456787_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

Потом я месяца два не мог уехать из штатов. Многие заметили работу — и начали звать нас в гости. Сначала мы были в Сан-Франциско, потом поехали в Лос-Анджелес, потом — в Нью-Йорк и Чикаго. Если бы не «Любовь», я бы в штаты не поехал. Теперь я там был уже трижды — сейчас, может, еще полечу.

Мнение о том, что Штатах круто, возникло из кино. Американцы показывают нам собственные фантазии о самих себе — а мы стремимся к тому, чего не существует. Лос-Анджелес очень похож на одесскую Фонтанку, особенно на тот участок, который рядом с «Ривьерой». Только это все в масштабе нескольких километров.

Например, в Штатах запрещено заходить в воду после заката. Если на пляже нет спасателей, ты не имеешь права купаться. И везде парковки по 15 долларов за 30 минут. Но люди в целом неплохие, и им нормально там живется.

12143352_435724806629071_1464258151515113343_n

Александр Милов. «Любовь». Источник

Сама скульптура провалялась в Америке два года и начала разрушаться. Я ее не красил — все это время она находилась в щелочной среде, но я об этом не знал. Я предложил друзьям поставить ее в городе.

Мне дали денег на восстановление. Но стоило мне начать работу, как на «Любовь» сразу нашелся покупатель. Предлагали немного — но эти деньги окупали расходы на поездку в Штаты и так далее.

Я решил продать скульптуру — но пообещал сделать для города такую же. Мы изготовили новую «Любовь» с нуля — сейчас она стоит в цеху и ожидает покраски.

37782329_1841519579217704_4666988206309244928_n

Александр Милов. «Любовь» перед установкой. Источник

Врата рая

Идея работы родилась спонтанно. Меня попросили придумать что-то, что привлекало бы внимание к зданию Стальканата. Изначально идея была совсем другой — но в процессе работы все поменялось и обросло деталями. Я долго думал, как это может выглядеть — и тупил в телефон. Так появился смартфон в руках. А потом мы решили подурачиться и приделали фигуре крылья и нимб.

26055732_1611688092200855_7928730168726938814_n

Александр Милов. Установка арт-объекта «Врата рая». Источник

Потом меня полгода просили придумать задним числом, что же я этим хотел сказать. Но есть вещи, которые вообще не нужно объяснять.

IMG_20180803_170236

Александр Милов. «Врата рая».

Дарт Вейдер

На заводе Прессмаш стоял Ленин. Когда вышел закон о декоммунизации, с ним захотели что-то сделать. Я предложил им идею готового монумента. Меняем табличку, чуть дорабатываем — и из Ленина получается Дарт Вейдер. Плащ так и остался ленинский, а меч сделали из его завета. И получилась работа о том, что американские ценности оказались намного живее коммунистических.

Если снять изображение Дарта Вейдера, в центре будет полость в виде Ленина. Но, по сути, это не памятник Дарту Вейдеру, а консервация Ленина — сам памятник в середине остался нетронутым.

***

Мало кому нравится то,что происходит в их стране. Но в твоих силах все улучшить — хотя бы на три метра вокруг себя.

В момент неустроенности и противостояния всегда есть мотивация что-то изменить. В ситуации, когда у тебя все зашибись — ничего делать не хочется. Я обеспечиваю себе минимальный уровень комфорта — и понимаю, что я сплю. Все слишком хорошо. Мне обязательно нужно создать новую проблему, чтобы проснуться.

Нет никаких сложностей ни в нашем времени, ни в том, что нас окружает, ни в том, чем мы занимаемся. Единственный вопрос — в радость ли тебе то, чем ты занимаешься или нет. И мучает ли тебя совесть.

12032262_1103418596353650_1239319549977453575_n

Источник

Надо сохранить в себе способность не париться и веселиться. И от всего получать кайф — потому, что жить по-другому нет смысла. Большинство работает для того, чтобы купить себе квартиру, машину и дачу — а потом ездить путешествовать. Получается, что люди работают для того, чтобы ничего не делать. Это абсурдно.

33222841_1759430590759937_5640959421786882048_n

Источник

Все мы живем в своих фантазийных мирах. Я везде встречаю таких же людей, как я. А других я просто не вижу — или не могу найти с ними общий язык. Гопник и в Лос-Анджелесе найдет свой поселок Котовского.

Я понял, как все в мире устроено, когда начал читать мифы. Можно не париться — и так ясно, чем все закончится. Я понял, что все что есть вокруг — для развлечения. По-другому быть не может.

Кайф от жизни зависит от внутреннего настроя и способности ни на что не вестись. Нужно концентрироваться на том, что тебе интересно, важно —  и ничего не стесняться.

В Одессе в свое время было очень круто. Те, кто ее основал, хотели построить город, в которым всем будет по кайфу. А теперь есть ощущение, что мы живем в какой-то провинциальной дыре. Но я думаю, что тут еще не раз  будет прикольно.

Сейчас просто период сумятицы — и поэтому вокруг такие плохие картины и непонятное искусство.  

Беседовала Анастасия Суворова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *